Статьи

Союз неудачников: шансы на выборах стремятся к нулю

На днях политики, которые позиционируют себя как лево-центристы, попытались договориться об объединении сил, чтобы победить Нетаниягу на предстоящих выборах. Об этом шла речь на встрече Эхуда Барака, Моше Яалона и Ципи Ливни. Лидер оппозиции Ливни подтвердила, что обсуждается создание широкого предвыборного блока на базе «Сионистского лагеря» и последующая смена правительства.

Насколько реалистичны эти планы? Смогут ли левые центристы, как они себя называют, действительно выиграть выборы? Верится с трудом.

Прежде всего, в Израиле не существует политического центра. Слишком много вопросов, по которым требуется однозначный ответ. Чей Иерусалим? Нужно ли нам Палестинское государство? Возможен ли мир в обмен на территории? Любая позиция тяготеет либо вправо, либо влево, и по центру проходит только разделяющая их линия.

Попытки удержаться на этой линии предпринимались не раз, но партии с говорящими названиями «Цомет» («Перекресток»), «Третий путь» и т.п. давно канули в Лету. Единственный возможный «третий путь» — это виляние из стороны в сторону и уход от важнейших проблем, которое демонстрируют «ЕшАтид» и «Кулану».

Барак, Яалон и Ливни, впрочем, не отрицают, что их центр смещен влево, и это еще один фактор не в их пользу. Левые настроения сегодня непопулярны, и причина тому – даже не отсутствие свежих идей и ярких лидеров, а реальное положение вещей. Когда вокруг идет война, когда террор не ослабевает, а лишь меняет свои личины, либеральные позиции мало востребованы. Многолетнее правление Нетаниягу – результат не только его хитроумных стратегий, но и запроса общества на правую повестку и гарантии безопасности. Да, многие считают эти гарантии недостаточными, но избирателям прекрасно известно, что лево-центристский лагерь не обеспечит им даже этого.

Левоцентристы уповают на то, что народ Израиля ждет перемен (об этом, в частности, недавно заявил руководитель фракции «Сионистского лагеря» Йоэль Хасон). Но это ошибка: народ хочет не перемен, а стабильности, которой нам всегда не хватало. Правление Нетаниягу, при всех его недостатках, приносит людям по крайней мере ощущение стабильности.

Другая беда лево-центристского лагеря – раздробленность. Все его представители говорят о необходимости единства, но каждый предпочитает тянуть одеяло на себя. Не случайно на недавних переговорах не было Яира Лапида, чья партия, по опросам, обладает увесистым потенциалом в 17-18 мандатов. И Лапид, и Кахлон, вероятно, примкнут к левому центру, если те станут победителями, но пока не хотят отрезать себе возможность присоединиться к будущей правой коалиции.

Да и среди сторонников нового блока, судя по всему, особого согласья нет. Так, Ливни призывает к сплочению вокруг Сионистского лагеря, но и Барак, и Яалон до сих пор говорили о создании собственных партий. Яалон намерен претендовать на пост премьер-министра. Барак называет себя самым зрелым из нынешних политиков и самым подходящим для руководства страной. Иными словами, каждый рвется к власти и видит в своих возможных соратниках лишь «группу поддержки». И Барак, и Яалон хотят вернуться в политику «на белом коне», а не довольствоваться второстепенными министерскими портфелями. Но Ципи Ливни, единственный среди них действующий политик, вряд ли готова поступаться своими амбициями. Таким образом, шансы, что оппозиционные лидеры договорятся между собой, очень невелики.

Но предположим Ливни, Яалон и Барак при поддержке Лапида пришли к власти и как-то ее поделили. Что они могут предложить Израилю?

До сих пор платформа оппозиции, как в Кнессете, так и вне него строилась исключительно на критике Нетаниягу. Что касается собственных взглядов, то Яалон называет их «ястребиными, но без перегибов, с государственным подходом к делу». На политической карте он помещает себя «между Менахемом Бегиным и Рабиным», обещая объединить правую и левую идеологию. Все это звучит крайне неопределенно, неубедительно и отдает популизмом. Барак более категоричен– он открыто выступает за размежевание с палестинцами, отказ от которого, по его мнению, ведет к созданию «еврейско-мессианского государства с мусульманским большинством». Ципи Ливни мечется из одной крайности в другую, требуя от правительства решительных действий против ХАМАСа и одновременно встречаясь в Рамалле с Махмудом Аббасом.

Кроме того, на всех этих людях лежит клеймо политических неудачников. Эхуд Барак — в прошлом начальник Генштаба, герой израильских войн, руководитель блестящих военных операций. В 1999 году, когда он стал премьером, многиеверили, что боевой генерал, даже представляющий партию «Авода», не пойдет на опасные уступки. Но Барак запомнился тем, что вывел войска из Южного Ливана, освободив место «Хизбалле», и попытался отдать палестинцам Восточный Иерусалим. Пока он вел переговоры с Арафатом, в автономии готовилась самая кровавая в истории Израиля интифада Аль-Акса. В 2001 году Барак проиграл выборы Шарону и ушел из политики, сделав попытку вернуться в нее в 2011 году (создание партии-однодневки «Ацмаут»).

Моше Яалон, также бывший начальник Генштаба, в 2016 году ушел в отставку с поста министра обороны и покинул Кнессет, узнав, что на его место назначают Авигдора Либермана. С тех пор занимается непрерывной критикой правительства, особенно оборонного ведомства.

Ципи Ливни дважды не сумела сформировать коалицию: в 2008 году, выиграв праймериз «Кадимы», и в 2009-м – когда ее партия получила на один мандат больше Ликуда. «Кадима», имевшая при Шароне абсолютное большинство в Кнессете, под руководством Ливни сошла на нет и прекратила свое существование.

И все же нельзя утверждать, что у этого союза неудачников нет шанса. В стране немало недовольных правительством, премьер может совершить фатальную ошибку, а левый центр сумеет создать единый блок. Выборы часто преподносят сюрпризы, особенно когда выбор делается между плохим и худшим.

comments powered by HyperComments


Предыдущая статьяСледующая статья