Статьи

Amnesty International предлагает считать преступника «жертвой апартеида»

08:00

Имя Ахмада Манасры впервые появилось в медиапространстве в октябре 2015 года: этот 13-летний мальчуган был задержан по подозрению в совершении террористического акта в Писгат-Зеэве. Тогда «стараниями» его самого и его 15-летнего двоюродного брата Хасана Манасры были тяжело ранены двое израильтян – сверстник Ахмада и 21-летний молодой человек.

Хасан попытался еще и напасть с ножом на бойцов МАГАВа, но был застрелен, а сам Ахмад ранен, и его доставили в больницу «Хадасса» (Эйн-Керем), где он получил надлежащее лечение, а затем предстал перед судом.

Такова предыстория; как говорится, это только присказка, а сказка – впереди. О «сказке» рассказала газета The Jerusalem Post. Речь идет о том, что неправительственная правозащитная организация Amnesty International посчитала заключенного Манасру жертвой «израильского апартеида» и израильской системы правосудия.

«20-летний Ахмад Манасра – одна из многих жертв дискриминационной системы правосудия [израильского апартеида], где по отношению к палестинцам регулярно применяют пытки, – гласит пост Amnesty, выложенный в Twitter. – Его здоровье сейчас находится под угрозой».

Помимо этого указанная НКО считает, что Манасра «лишился своего детства из-за израильской тюремной системы», а также призывает израильских политиков сделать все для того, чтобы этого заключенного освободили по УДО по причине ухудшившегося здоровья.

Учитывая проходившие в минувшее воскресенье, 19 июня, слушания в Cовете по условно-досрочному освобождению, в Amnesty International сочли нужным заявить, что Манасра страдает шизофренией, психотическими бредом, депрессией и суицидальными наклонностями и посему должен быть освобожден и ему должна быть оказана срочная медицинская помощь.

Издание также цитирует Хебу Мораеф, регионального директора Amnesty International по Ближнему Востоку и Северной Африке. По ее словам, одиночное заключение, в котором томился юный террорист, едва не лишивший жизни двух ни в чем не повинных людей, пагубно сказались на его психике в частности и развитии вообще. Кроме того, как считает правозащитница, он подвергся «жестокому обращению во время допросов, которые проводили без присутствия его родителей или адвокатов, и ему было отказано в праве на справедливое судебное разбирательство. Его давно должны были освободить, а он по-прежнему подвергается ненужным страданиям в израильских тюрьмах».

В Amnesty International делают упор на том, что Манасра-младший был якобы осужден за то, чего не совершал, «несмотря на то что суды признали его непричастным к нанесению ножевых ранений», от которых, как уже было сказано, пострадали двое израильтян.

Согласно постановлению Верховного суда, рассматривавшего апелляцию Манасры, он «принял активное и фактическое участие в нанесении ножевых ранений, хотя на самом деле ножевых ранений не наносил». Но! Следствие установило, что при всем том Манасра изначально замышлял преступление, планировал его, участвовал в нем и пытался ударить ножом потерпевших.

Более того, после задержания Манасра заявил полиции, что появился в Писгат-Зеэве с конкретной целью – «чтобы зарезать еврея», что он и его двоюродный брат хотели стать мучениками, чтобы отомстить за нарушение статус-кво на Храмовой горе. Правда, во время судебного заседания подозреваемый счел нужным подчеркнуть, что на самом деле никого не хотел убивать, а собирался только лишь… «попугать». И вообще он против того, чтобы совершать насильственные действия по отношению к детям или пожилым людям. Однако во время рассмотрения апелляции это объяснение не было признано заслуживающим доверия.

Ahmad Manasrah, who engaged in a #stabbing attack in Pisgat Ze’ev in 2015, was called a victim of ‘Israeli Apartheid’ and the Israeli justice system by the human rights NGO Amnesty International on Wednesday.

Report by @Starrlord89 | @amnesty https://t.co/IsycNwDt8v

— The Jerusalem Post (@Jerusalem_Post) June 22, 2022

В 2016 году суд приговорил Манасру по двум пунктам обвинения – покушение на убийство и незаконное ношение холодного оружия – к 12 годам тюремного заключения, но после того как приговор был опротестован, срок заключения сократили до девяти с половиной лет (кстати, максимальное наказание за покушение на убийство может составлять 20 лет лишения свободы).

Как утверждает Amnesty, Ахмад был на то время слишком молод, чтобы идти в тюрьму, но до вынесения ему приговора был изменен закон, касающийся случаев, напрямую связанных с террором. В НКО также подчеркивают, что Ахмада якобы пытали, кричали на него и оскорбляли, и одиночное заключение, в которое угодил осужденный, тоже следует рассматривать как настоящую пытку.

В минувшее воскресенье, как уже было сказано выше, состоялось слушание по досрочному освобождению Манасры – это уже третье слушание такого рода, и результаты заседания пока неизвестны. Освобождению также препятствует закон 2019 года, запрещающий комиссиям по условно-досрочному освобождению досрочно освобождать осужденных за терроризм.

Палестинская пропаганда, конечно же, воспользовалась случаем, чтобы сделать из Манасры очередной символ борьбы за освобождение палестинского народа. Была даже развернута сетевая кампания под тэгом #FreeAhmadManasra с призывом к его освобождению, в Сети распространялся клип, где запечатлено, как малолетнего террориста сбивает машина, а тот корчится от боли, истекая кровью.

И сам Махмуд Аббас, председатель ПА, громогласно объявил, что Манасра был «хладнокровно казнен еврейскими поселенцами», при том, разумеется, что Мансара не только не погиб, но и был отправлен на лечение в «сионистскую больницу». Тогда же, уличив Аббаса во лжи с целью подстрекательства к новым терактам, глава правительства Биньямин Нетаниягу потребовал от «раиса», чтобы тот «не превращал убийц в героев».

Обращение Amnesty не осталось незамеченным среди представителей правого лагеря, которые обрушились с резкой критикой на это НКО за попытку представить Манасру в качестве жертвы.

«Это тот самый Ахмад Манасра, который напал на 13-летнего израильского мальчика, – сказал Авива Кломпас, бывший сотрудник израильской миссии в ООН. – Кажется, [Amnesty] не видит необходимости защищать израильских детей».

С ним согласна и Бекка Вертман-Трауб из Центра по делам Израиля и евреев (CIJA): «Чтобы продвигать [права человека], Amnesty должна осудить использование детей в качестве солдат».

И еще одна любопытная деталь. На суде, который рассматривал дело Манасры, одного из пострадавших представлял адвокат Итамар Бен-Гвир, ныне депутат кнессета. Не согласившись с мнением защиты, требовавшей сокращения наказания до минимума, он заметил: «14-летний преступник вместе со своим напарником отправляется убивать евреев. А нам представляют это дело так, будто речь идет по крайней мере о какой-то краже, за которую не стоит судить строго. Не удивительно, что после такой мягкотелости все больше и больше несовершеннолетних палестинцев пополняют ряды террористов, чтобы убивать евреев».

И еще одно: на этом же заседании присутствовал Наор Бен-Эзра, тот самый сверстник Манасры, раненный ножом в шею. Несколько дней мальчик находился в коме, врачи боролись за его жизнь – и сумели спасти. Интересно, о чем думал Манасра, глядя Бен-Эзре в глаза?

Марк Котлярский, по материалам израильских и зарубежных СМИ. Фото: Depositphotos.com √



Предыдущая статьяСледующая статья

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.