Статьи

Кто первым побежит в правительство? Ультраортодоксы перессорились между собой

Судя по яростной перепалке между политическими представителями религиозных сефардов и ашкеназов, ультраортодоксальные партии подозревают друг друга в намерении тайком заключить союз с левыми антиклерикалами и примкнуть к коалиции.

Эти подозрения со свойственной ему непосредственностью извлек на свет Моше Гафни, сопредседатель партии «Еврейство Торы». Выступая на конференции радиостанции «Коль-хай», Гафни стал отвечать анонимным оппонентам, уверяя, что не собирается договариваться с левыми.

«Я никогда не союзничал с левыми, у меня это практически заповедь Торы. Я был у ныне покойного раввина Шаха, и тот ни за что не соглашался, чтобы кто-нибудь мог сказать, что мы заключаем союз с левыми. Я тридцать три года в Кнессете, и всегда справа, — сообщил Гафни. — И что, кто-нибудь вообще может представить себе, чтобы я стал договариваться с этими болванами из нынешнего правительства? Это негодяи, плохие люди, от которых один вред. Просто кто-то очень хочет представить дело так, что это я тем, кто подтолкнул ультраортодоксов к союзу с левыми. Но те, кто так говорит, сами заключили союз с левыми и навлекли на нас Ословские соглашения».

Из последней фразы стало ясно, что Моше Гафни имеет в виду своих коллег из партии ШАС – именно в адрес религиозных сефардов обычно звучат упреки в поддержке инициативы Рабина-Переса, обрекшей страну на трагичный исторический поворот.

В ШАСе не остались в долгу. «Господин Гафни, когда-то вы отрицали, что встречались с министром от «Еш атида» в офисе «Знамени Торы», но потом выяснилось, что это правда, и, говорят, вы были в сильном смущении, — сказал депутат из ШАСа Моше Арбель. – Видимо, вас начинает подводить память, так я напомню. Арье Дери никогда, подчеркиваю, никогда не поддерживал Осло и не голосовал за него. А при левом правительстве Эхуда Барака вы сидели в коалиции. Простите, что эти факты разрушают ваши домыслы».

Отметим, что формально Арбель прав – Дери, будучи министром в правительстве Рабина, не голосовал за проект Ословских соглашений, но и не выступал против. Он по указанию раввина Овадии Йосефа «бездействовал», то есть воздерживался, чтобы ШАС мог оставаться в коалиции. За это время было подписано соглашение 1993 года и подготовлена почва для так называемого «Осло-2» – соглашения по Иудее, Самарии и сектору Газа. В 1995 году, в преддверии «Осло-2», ШАС вышел из правительства, но было уже поздно. Рабин с Пересом перетянули на свою сторону трех оппозиционеров, отколовшихся от «Цомета» – Алекса Гольдфарба, Гонена Сегева и Эстер Сальманович. Благодаря им правительству Рабина удалось собрать большинство в 61 голос при ратификации договора Осло в Кнессете. Поэтому обвинения ШАСа в том, что тот навлек на Израиль Ословские соглашения, далеко не беспочвенны.

Кроме того, «Еврейство Торы», хотя и входило в правительство Барака, вышло из него практически сразу – в 1999 году по следам скандала с перевозкой частей турбины для электростанции в субботу. ШАС (а вместе и ним религиозные сионисты в лице «Мафдала) оставались в коалиции до 2000 года, позволив Эхуду Бараку осуществить вывод войск из Ливана, и вышли из нее только тогда, когда Барак полетел в Кемп-Дэвид на переговоры с Арафатом.

Таким образом, ШАС исторически действительно более склонен к «левому берегу», чем ашкеназы, однако за последние годы многое изменилось. Сефардский электорат, который 20 лет назад был больше озабочен вопросами собственного благосостояния, чем политикой, сейчас стал одновременно и состоятельней, и правей. Ашкеназы же во многом аполитичны, а кроме того, они изначально настроены антисионистски. В частности, депутаты Кнессета от блока «Еврейство Торы» никогда не занимали министерских постов, чтобы не заседать в «сионистском правительстве», они довольствовались постами «замминистра без министра», то есть фактически занимая министерские должности, но формально на них не назначаясь. Этот обычай исчез лишь в последние годы, после исков в Высший суд справедливости с требованиями назначать министров во все министерства, как того требует конституционный закон о правительстве.

Разногласия ашкеназских ультаортодоксов с левыми партиями проходят в основном по «антиклерикальному» водоразделу, а не по арабо-израильскому конфликту.

Напомним, что председатель крупнейшей коалиционной фракции Яир Лапид, ранее строивший свою популярность на антиклерикальных лозунгов, в этот раз заведомо не исключал союза с ультраортодоксами, поскольку это был один из вариантов для того, чтобы реализовать главную цель левых – сформировать правительство без партии «Ликуд».

В то же время присоединение ультраортодоксов к коалиции будет означать практически неизбежный выход из нее партии НДИ. После «иудейских войн» между Авигдором Либерманом и ШАСом с «Еврейством Торы» в преддверии прошлых выборов их совместное пребывание в правительстве вряд ли будет возможно – в ином случае избиратели им этого не простят.



Предыдущая статьяСледующая статья

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.