Статьи

ЦАХАЛ с трудом признает новую реальность

Невозможно рассматривать результаты операции «Страж стен» (вчера, 10 мая, исполнился год с момента ее начала), не сопоставив их с реалиями в сфере безопасности последних недель. Существует четкая связь между двумя периодами. Последний раунд боевых действий на юге действительно привел к длительному периоду затишья в секторе Газа, и в результате последовали крупные финансовые вложения в разрушающуюся инфраструктуру сектора.

Однако нынешняя волна террора в Израиле и на Западном берегу, активно поощряемая ХАМАСом из Газы, свидетельствует, что по большому счету ситуация существенно не изменилась. В итоге «Страж стен» если и запомнится, то как очередной эпизод в бесконечной серии военных кампаний.

ЦАХАЛ изо всех сил пытается найти новый подход, чтобы справиться с нынешним кризисом, который, по всей видимости, еще будет какое-то время продолжаться. Надежда на то, что вспышка насилия затихнет сама по себе с окончанием месяца Рамадан, пока не оправдалась.

Ихъя Синуар добился того, что пытался не допустить Израиль: связать ситуацию в Иерусалиме с происходящим в Газе. Ракетные обстрелы Иерусалима год назад стали сигналом к ​​столкновениям между арабами и евреями в пределах «зеленой черты» и к усилению поддержки ХАМАС среди израильских арабов и палестинцев с Западного берега.

Его второе достижение — то, что он сам остался жив, а ХАМАС не пошатнулся после того, как операция завершилась. Фотография Синуара, запечатлевшая его в разрушенной штаб-квартире после прекращения огня, содержала четкий посыл: неважно, что делает Израиль, ХАМАС прав, продолжая сражаться. Палестинская общественность и, в некоторой степени, израильская общественность восприняли этот нарратив.

Однако на практике ХАМАС ничего особенного не добился, если говорить о военных успехах. Израиль понес определенные потери в результате массированного ракетного обстрела, который на несколько дней нарушили привычный жизненный ритм в центре страны.

С другой стороны, Израиль предотвратил все попытки палестинцев проникнуть на территорию Израиля через туннели, атаковать с помощью беспилотников и попытаться направить на южные пляжи боевых пловцов с целью свершения теракта.

ХАМАСу действительно был нанесен конкретный урон, многие из его высокопоставленных активистов ранены, оборонительные и наступательные туннели разрушены, лидеры ХАМАСа, вынужденные уйти в подполье, стали всерьез опасаться за свою жизнь. Однако на этом – всё. Так, весьма спорным остается проведение операции по бомбежке «метро», системы туннелей, в ходе которой было уничтожено лишь несколько террористов.

В то время как начальник генштаба Авив Кохави настаивает, что речь идет о серьезном достижении, многие высокопоставленные сотрудники служб безопасности рассматривают грандиозный взрыв туннелей как потерю разведывательного актива, отдача от которой была небольшой.

Неспособность сдержать ХАМАС

Год спустя, вызов, который ХАМАС бросает Израилю, по-прежнему вызывает беспокойство. Да, правительство Беннета-Лапида вполне законно прекратило непристойную практику передачи чемоданов с долларами, любезно предоставленных Катаром, руководству ХАМАСа. Введенная новая система, основанная на банковских переводах, позволяет хотя бы немного контролировать, куда именно идут деньги.

Тем временем правительство одобрило въезд в Израиль 12 тысяч  рабочих и торговцев из Газы, практически параллельно с ускоренным переводом денег в Газу для восстановления шаткой инфраструктуры.

Однако большего Израилю добиться, увы, не удалось. Во-первых, ХАМАС удовлетворен ограниченными договоренностями, тем самым избегая необходимости возвращать удерживаемых им израильских заложников. Во-вторых, руководители организации продолжают политику подстрекательства, призывающую к террористическим актам.

Израиль был вынужден отреагировать на это, заблокировав въезд рабочих из Газы. Другими словами, израильская политика «разделения фронтов» значительной степени потерпела неудачу: оказалось, невозможно иметь дело только с Газой, надеясь, что ХАМАС не будет вмешиваться в ситуацию на Западном берегу.

ХАМАС имеет в этом двойной интерес: как для того, чтобы поддерживать пламя «сопротивления» против Израиля, так и для того, чтобы ставить в неловкое положение палестинскую администрацию в Рамалле, подрывая ее способность контролировать территории.

Это не привело к массовой интифаде, но одного смертоносного теракта в каждые несколько дней было достаточно, чтобы нарушить чувство личной безопасности израильтян, и ХАМАС может считать это своим значительным достижением.

Понятно отсюда и разочарование израильских властей, не сумевших предотвратить хамасовскую кампанию подстрекательства, развернувшуюся, в том числе, и в социальных сетях; этим и объясняются предложения магических решений, например, устранить Синуара.

Усугубляющийся раскол между ЦАХАЛом и правительством

ЦАХАЛ на сегодняшний день придерживается определенной линии: во-первых, ХАМАС не оправился до конца от нанесенного ему удара в результате операции «Страж стен», а во-вторых, связь между ХАМАСом и нынешней волной терактов следует рассматривать как косвенную.

Но это только лишь доказывает, что, защищая достижения предыдущей кампании, военные искаженным образом толкуют текущую ситуацию. На это обратил внимание и политический эшелон.

Да, в самом деле, ХАМАС в большинстве случаев просто записывал в свой актив имевшие место спорадические теракты, а затем брал под свое крыло семьи террористов. Но Израиль не может игнорировать огромные усилия, прикладываемые ХАМАСом для подстрекательства.

Оно достигло своего пика на прошлой неделе, когда Синуар произнес «речь о топоре» всего за несколько дней до того, как два террориста именно с таким оружием накинулись на безоружных людей в Эльаде. Многих террористов воспламенили фальшивые новости в социальных сетях о планах Израиля захватить контроль над Храмовой горой, о чем ХАМАС не устает трубить изо всех сил.

Правительство Беннета трещит по швам, общество встревожено непрекращающимися террористическими атаками, но жесткие меры противодействия, с другой стороны, только увеличивают риск того, что РААМ выйдет из коалиции и правительство падет.

Но страхи премьер-министра Нафтали Беннета этим не ограничиваются: в ту минуту, когда начались теракты, армия заявила, что предпринимаемых шагов — отправки дополнительных подразделений к «зеленой черте», массовых арестов на севере Самарии, экономических санкций против Газы — будет достаточно, чтобы остановить волну. Но это не так.

Нас ожидают чреватые последствиями даты — День Накбы и День Иерусалима (а вместе с последним — Марш флагов, проводимый израильскими правыми в Старом городе). На заднем плане прослеживается понятное желание начальника генштаба не ввязываться в очередную ненужную военную кампанию, но и опасение, что шатающемуся правительству будет очень трудно вести затяжную войну.

Пока кризис продолжается, разрыв между тем, как видит ситуацию Беннет, и тем, что предпринимают министр обороны и армейское руководство, только усугубляется. Если террор не прекратится, конфликт между ними только обострится, а затем и вообще станет достоянием гласности.

Амос Харель, «ХаАрец», М.К. На снимке: Ихъя Синуар. AP Photo/Adel Hana



Предыдущая статьяСледующая статья

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.