Статьи

Пестрые выборы: от Иерусалима до Бейт-Шемеша

Подводя итоги выборов, мы обычно обращаем первостепенное внимание на успехи русскоязычных кандидатов. На эти муниципальные выборы «наши» вышли с большими амбициями, начиная с Зеэва Элькина, решившего возглавить Иерусалим, и кончая 28 списками от партии НДИ. Русскоязычные кандидаты в мэры были зарегистрированы в 10 городах. Однако опросы показали, что происхождение политика уже не играет решающей роли для голосующих на «русской улице»: не более четверти русскоязычных респондентов собирались голосовать только «за своих». Кроме того, в общине сохраняется тенденция к дроблению: так, в Иерусалиме НДИ поддержала соперника Элькина Моше Леона, а в Ришон ле-Ционе между собой конкурировали четыре разных «русских» списка.

Одной из главных интриг стало поражение Элькина и второй тур выборов в Иерусалиме, где будут бороться Моше Леон с его пестрым электоратом, состоящим из харедим, сефардов и сторонников Либермана, и светский кандидат Офер Беркович. Зеэв Элькин не ответил на призыв Берковича поддержать его и заявил, что готов сотрудничать с тем, кто победит.

Второй этап выборов пройдет также в Бат-Яме, Ришон ле-Ционе, Рамат Гане, Кфар Сабе, Рааане и других городах и местных советах, где ни одному претенденту не удалось набрать больше 40% голосов.

Участие граждан в муниципальных выборах снижалось, начиная с 1999 года, и в 2013 году на избирательные участки явилось всего 51,2% израильтян. В этот раз власти, озабоченные низкой активностью избирателей, впервые в истории сделали день муниципальных выборов выходным. В итоге явка составила 55,4%, а в некоторых городах, включая Тель-Авив, Хайфу, Беэр-Шеву, Ришон ле-Цион и Ашдод, выросла на 10% и больше. Нововведением остались недовольны мелкие и средние бизнесы, чей суммарный ущерб от навязанного выходного дня достиг 750 миллионов шекелей. В целом же выборы обошлись казне в полтора миллиарда.

В отличие от парламентских выборов, главная ось противостояния на муниципальном и местном уровне не «правые – левые», а «религиозные – светские». Вопрос работы торговых точек по субботам стал в последние годы причиной бурных споров и протестов. Особенно острая ситуация сложилась в Ашдоде. И все же прежний мэр Ашдода Йехиэль Ласри, идущий на поводу у харедим, вновь выиграл, намного обогнав своих соперников, в том числе русскоязычного политика Шимона Каценельсона. Ласри обещает вернуть в город мир и снизить напряжение между религиозными светскими, но сделать это ему будет непросто.

А вот в Бейт-Шемеше представительница движения религиозного сионизма Ализа Блох победила действующего мэра, ультраортодокса Моше Абутбуля и стала первой женщиной, возглавившей этот городской совет.

Хотя явка харедим на выборы остается традиционно высокой, эксперты указывают на раскол в среде ультраортодоксов и ослабление влияния духовных авторитетов, что, вероятно, скажется и на ближайших парламентских выборах. Так, в Иерусалиме одни раввины поддержали кандидата от харедим Йосефа Дейча, а другие, включая ШАС, — Моше Леона. ШАС потерял на этих выборах изрядную часть голосов, в том числе в городах, где преобладает сефардское население. Отмечено также, что молодые ультраортодоксы все чаще голосуют за нерелигиозные списки.

Еще одна сенсация нынешних выборов – избрание Эйнат Калиш-Ротем мэром Хайфы. Хотя женщины давно и активно участвуют в местном самоуправлении, впервые в истории Израиля женщина возглавит муниципалитет крупного города. На пост мэра или главы местного совета в этот раз баллотировалось 58 женщин; среди них – мэр Нетании Мирьям Файерберг, выигравшая выборы, несмотря на возбужденное против нее дело о коррупции.

Не обошлось без скандалов, драк и нарушений. Самым вопиющим случаем стала попытка вброса 18 бюллетеней во время голосования солдат. В этом новом для Израиля явлении подозревается один из активистов партии «Еврейство Торы», которая шла на выборы со списком «Мааминим». Трудно объяснить, для чего нужно было совершать такой рискованный шаг именно в Тель-Авиве, с его антирелигиозными настроениями и прочной позицией МЕРЕЦ. Что касается главы города, то это кресло уже пятую каденцию будет занимать Рон Хульдаи, и планируемый вброс никак не мог повлиять на его избрание.

Обозреватели говорят также о новых методах ведения предвыборной кампании, в которой многие кандидаты опирались не на традиционную политическую рекламу – прежде всего, выступления в СМИ, — а на современные технологии. Например, триумфатор выборов в Хайфе Эйнат Калиш-Ротем не дала ни одного интервью журналистам, а излагала свою программу в социальных сетях и на встречах с избирателями. Еще одно неожиданное явление — ниспровержение авторитетов. В той же Хайфе действующий мэр напрасно заявлял, что за ним стоят министр финансов Моше Кахлон и замминистра здравоохранения Яаков Лицман. А в Иерусалиме Зеэв Элькин активно апеллировал к поддержке, которую оказывает ему премьер-министр и без которой якобы невозможны никакие изменения в Иерусалиме. Однако имя Нетаниягу не принесло ему победы (Биби стоит задуматься об этом в преддверии общих выборов).

В целом создается впечатление, что и сама предвыборная кампания в ее привычном смысле теряет свое значение. Люди все меньше обращают внимание на плакаты, лозунги и программы и все больше анализируют информацию о кандидатах – благо при нынешнем развитии технологий найти ее не составляет труда. Оценивается личность политика, его опыт и прошлые заслуги. Практически перестал работать так называемый «черный пиар», то есть попытки облить грязью конкурентов.

Эпоха информационных технологий, возможно, принесет еще одно новшество: предвыборные обещания избранных глав и членов городских и местных советов теперь не пропадут и не забудутся. Доступный каждому интернет сохранит их до новых выборов, позволяя гражданам и через пять лет сравнить обещанное с выполненным и сделать правильные выводы.

Ирина Петрова и Сара Иберманн, специально для Intersmi.news

comments powered by HyperComments


Предыдущая статьяСледующая статья