Статьи

Настоящая опасность

Кто не помнит сцен из американских фильмов, где судья освобождает убийцу (настоящего убийцу), потому что не соблюдены необходимые формальности? Ему не зачитали его права, или не было постановления суда на его арест, или какой-нибудь другой недостаток.

Это всегда неприятный момент, потому что убийца выходит безнаказанным, и более того, он убьет снова.

Так почему же из-за такой бюрократической ерунды в демократических странах останавливают правосудие? Какая разница, зачитали или не зачитали, был судебный приказ или нет?

В основе этой причудливой настойчивости в отношении правовых систем в демократиях лежит понимание того, что потенциальный вред от самого государства намного больше, чем потенциальный вред от любого из преступников.

Современное национальное государство представляет собой механизм власти, не имеющий аналогов в истории человечества, и по мере развития современных технологий сила государства увеличивается, а сила его граждан – уменьшается.

Соглашение между гражданином и его демократическим государством заключается в том, что он готов отказаться от минимального набора свобод с тем, чтобы государство защитило его – дало ему общую оборону от внешнего врага и внутреннюю безопасность от преступности и анархии.

«Царь творит войны и правосудие» – так Маймонид определяет роль государства. Права в обмен на безопасность.

Но могучая власть государства безгранична. Величайшие преступления в истории человечества были совершены именно государствами.

Страна подобна ядерному реактору для производства электроэнергии. Огромная и безграничная власть. Но и страшная опасность. Поэтому необходимо принимать такие же огромные меры предосторожности, чтобы использовать эту ядерную энергию во благо, а не получить чего-то подобного чернобыльской катастрофе.

Если хоть один винтик в этом атомном реакторе соскочил, необходимо все остановить. Остановить и отключить питание, пока ремонтная бригада не доберется до причины неисправности, не устранит ее и все не проверит. Да, все это время не будет электричества, но и чернобыльской аварии тоже не случится.

Поэтому если преступнику не зачитывают его права, он освобождается. Не то чтобы судья думал, что преступник имеет право на свободу. Нет! Судья, как и все остальные, понимает, кто стоит перед ним.

Тем не менее судья понимает, что ослаб «винт», который предназначен ограничить неограниченную власть государства нарушать наши права…

Если же пренебречь этим расшатавшимся «винтом», говоря себе, что «в расследовании ничего существенного не пострадало», если не остановить работу всего «реактора» до исправления неполадки, то будет создан прецедент. Прецедент этот заключается в том, что преступник будет восприниматься как наивысшая опасность, в то время как государство всегда сможет прикрыть нарушение прав граждан при поддержке СМИ, прокуратуры и судей. И это особенно опасно, если общественное сознание не понимает важности приоритета свободы человека над силой государства.

Тогда государство сможет отнимать у граждан все больше и больше свобод, и всегда найдется пугающий демон, ради защиты от которого это стоит делать. Будь то эпидемия или человек, на которого направлена коллективная ненависть.

Когда я создал движение «Зо арцейну» — «Это наша страна», чтобы попытаться остановить «соглашения Осло», меня обвинили не больше и не меньше как в подстрекательстве к мятежу. Еще тогда я заметил, что у полицейских ЯСАМа, которые зверски избивали протестующих, появилось новое название — их называли уже не полицейскими, а «бойцами».

«Против кого вы воюете? — спросил я их. — Кто конкретно ваш враг?»

Когда группы и отдельные лица назначаются «врагами народа», то против них разрешается действовать незаконными средствами. Уже тогда я понял, что нарушение полицией прав человека, с которым мы столкнулись на демонстрациях «Зо арцейну», неминуемо приведет к нарушению прав любого человека из любой группы.

Сейчас мы с вами стоим перед решающим моментом, который определит, в какой стране будут жить наши дети.

Дело Нетаниягу канет в пучину забвения. Но понимание важности свободы и то, будет ли у нас свободная страна или тоталитарное государство, — это повлияет на все сферы нашей жизни.

Должен найтись храбрый судья, который встанет и скажет: «Выключите реактор!» Ведь тут не просто болт разболтался — тут полиция при поддержке генпрокуратуры подслушивала и собирала материал на ни в чем не подозреваемых граждан, и наверняка на это не было и не могло быть одобрения судьи.

Противозаконно информацию собирали просто потому, что сложившуюся культуру пренебрежения человеческой свободой усугубил запал — осудить Нетаниягу любой ценой!

Государство начало нарушать самые элементарные права человека. Просто потому, что могло, просто потому, что ему это дали. И исторический опыт всегда показывает, что этот процесс никогда сам не останавливается.

Так что сейчас нужно не просто отложить суд над Нетаниягу на два дня, а заморозить весь процесс до выяснения всех нарушений, совершенных при помощи программы «Пегас», и до привлечения к ответственности всех-всех виновных.

Только после реального окончания этой поистине ужасной истории, только после того, как полетят головы всех виновных, только тогда обвинение сможет начать все сначала. Уничтожьте все материалы, добытые незаконным путем, и только потом возобновите, если хотите, процесс над Нетаниягу.



Предыдущая статьяСледующая статья

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.