Статьи

Китай не против драки с Дональдом Трампом

Дональд Трамп и Си Цзиньпин

Осторожно наблюдая за тем, как Дональд Трамп занимает место президента в Белом доме, китайские чиновники приходят к выводу, что более напористый американский президент готов пожертвовать хорошими китайско-американскими отношениями, которые выстраивались не один десяток лет. Азиатская политика Трампа представляет собой первое серьезное изменение политической формы США в отношении Китая с момента нормализации дипломатических отношений в 1979 году. С точки зрения Пекина, в настоящее время их отношения движутся по самой худшей траектории, и могут привести к торговой войне и военному противостоянию основным интересам Китая в Азии, включая Тайвань.

45-ый президент представляет собой уникальную проблему для Китая. Из-за энергичных выступлений против «поворота» бывшего президента США Барака Обамы в сторону Азии, китайские лидеры разглядели в позиции Трампа экстремальные формы. В последние годы некогда крепкие отношения между США и Китаем начали ухудшаться, несмотря на регулярные дипломатические встречи на высшем уровне и публичные заявления об общих интересах.

Пекин не был готов к публичной трепке Трампа еще до вступления в должность президента, к сворачиванию экономических и вопросов в области безопасности, а также к отказу от дипломатических принципов, таких как политика «одного Китая». Своим захватом подводного аппарата ВМС США в международных водах близ Филиппин, китайцы дали ясно понять, что политика Обамы была неэффективной, а риторика Трампа их совсем не пугает. Тем не менее, их неоднократные предупреждения в адрес Трампа, что он флиртует с возможной катастрофой свидетельствуют о том, что они принимают его заявления всерьез и пытаются предостеречь его от причинения вреда китайским интересам. Пока еще никто не знает, на что пойдут страны, если Пекин потерпит неудачу, а противостояние между ними станет неизбежным.

Подход Дональда Трампа, еще до вступления в должность, заключался в том, чтобы не выбить Китай из равновесия. На протяжении четырех десятилетий американские президенты относились к Пекину с почтением.

Но Трамп сбивает с толку китайских лидеров.

Он бросает вызов статусу-кво и в то же время сигнализирует, что намерен придерживаться нормальных отношений. Назначение Трампом губернатора Айовы Терри Бранстеда на должность посла приветствовали в Пекине, учитывая его прошлые связи с председателем КНР Си Цзиньпином и давние экономические связи с Китаем. Встреча Дональда Трампа с Джеком Ма, одним из богатейших китайских бизнесменов и основателем гигантской интернет-компании Alibaba, сигнализирует, что торговля и инвестиции между двумя странами начинают процветать. Пекин с радостью воспринял решение Трампа по выходу США из Транстихоокеанского партнерства — шаг, который предоставил Китаю преимущество в создании широкого регионального торгового соглашения, сместив Америку в лучшем случае в ряд двусторонних соглашений.

Но неоднократные утверждения Трампа, что он не будет обращать внимание на прошлые прецеденты, перевешивают его примирительные шаги в китайских глазах. Так как Пекин считает, что азиатский маятник начал качаться против него, китайское правительство начало пытаться застолбить свою территорию. Например, Цзиньпин в своей предновогодней речи дал ясно понять, что Китай будет защищать свои национальные интересы и не допустит никаких посторонних шагов, которые будут ограничивать его свободу действий в Азии.

Китай опасается того, что Трамп будет поощрять, если не поддерживать, движение Тайваня к независимости.

Это потенциальные угрозы для геополитической целостности страны, поскольку такая поддержка может укрепить аналогичные движения в других неспокойных регионах, таких как Гонконг и Синьцзян. Заявив чуть ли не о боевой готовности после телефонного разговора Трампа с президентом Тайваня Цай Инвэнь, Пекин предупредил, чтобы ей не позволили совершить остановку в Соединенных Штатах во время ее международного турне. Еще более угрожающим прозвучало заявление китайского правительства — любая попытка Трампа изменить статус-кво над Тайванем будет означать переход «красной линии» и автоматически обернется в «месть». Реальная же встреча Трампа с Цай могла бы на самом деле привести к самому серьезному кризису в китайско-американских отношениях с момента нормализации в 1979 году.

Также стоит обратить внимание на тот факт, что Северная Корея может стать своего рода ареной, где Китай попробует испытать нового президента. Недавно Трамп написал, что Пекин не сделал ничего, чтобы помочь в ядерном разоружении Пхеньяна, а лишь «вытягивал огромные суммы денег» из Соединенных Штатов. Годы неудачной дипломатии с Северной Кореей опрокинули все надежды на новые переговоры, но Пекин может ответить на обвинения Трампа за счет увеличения экономической помощи Ким Чен Ыну, отказа поддерживать последние санкции со стороны ООН, и прекратить сдерживание ядерных и ракетных программ Пхеньяна. Исходя из северокорейских заявлений касаемо испытаний новой межконтинентальной баллистической ракеты, которая потенциально может достичь территории США, любая такая помощь от Китая создает тревогу для американской национальной безопасности, а также положит на лопатки Южную Корею и Японию, которые являются двумя ближайшими союзниками Вашингтона в регионе.

Кроме того, Трампу не стоит забывать, что Китай может вылить свою агрессию на американских союзниках. В последние недели Китай отправлял свои бомбардировщики к территориям Тайваня и истребители к Японии и Южной Кореи, а также публично пересекал Тайваньский пролив своим единственным авианосцем, и в прошлом входил в японские воды. В этом месяце, Китай сократил количество чартерных рейсов из Южной Кореи в ответ на прошлогоднее решение Сеула установить новую американскую систему противоракетной обороны и, как сообщается, проводит с Россией совместную работу в борьбе с оборонительным оружием. Кроме того, Австралия высказалась против свободы судоходства в Южно-Китайском море, а сближение Филиппин с Китаем под руководством президента Родриго Дутерте идет уже полным ходом. Пекин может еще больше потрепать японские нервы, увеличив военные действия в Восточно-Китайском море вблизи оспариваемых островов Сенкаку, также известных как Дяоюйдао.

Если подтвердятся догадки и США открыто начнут оспаривать претензии Пекина в Южно-Китайском море, в которых указывается, что новая администрация рассмотрит вопрос о лишении Китая доступа к его вновь осваиваемым островам, которыми он последние несколько лет медленно нагревает экспансию в водах Тихого океана, то их противостояние может вскипеть достаточно быстро. Отступая перед лицом американских угроз на Пекин начнут оказывать давление азиатские страны. Следовательно, нужно обязательно пустить тревожные предупреждения о потенциальном «разрушительном противостоянии».

Токсическое сочетание китайского страха и уверенности больше говорит о вероятном просчете или несчастном случае. В связи с возникновением напряженных отношений, американские военные должны готовиться к еще более агрессивным действиям в Тихом океане со стороны морских и воздушных сил Китая, в связи с чем могут повториться события 2001 года, когда произошло столкновение китайского истребителя с самолетом-разведчиком американских ВМС. А учитывая предновогоднее обещание Си защищать свои «морские права и интересы», шансы увеличиваются в разы. Аналогичным образом, Китай может нарастить запугивание малых стран в Южно-Китайском море, тем самым заставить Соединенные Штаты отстаивать свои обещания касаемо свободы судоходства.

Но Китаю не обязательно предпринимать какие-либо из вышеперечисленных действий. В конце концов, Трамп может отказаться от своих заявлений, как и большинство его предшественников, когда вступит в должность и ознакомится с полной картиной действий. Кроме того, Пекин может обратить внимание на положительные действия нового президента, такие, как назначение на должность посла Терри Бранстеда и деловую встречу с Ма. К тому же, попытки запугать Соединенные Штаты и их союзников могут вызвать негативную реакцию, в результате чего новая администрация с еще большим рвением бросит вызов китайским интересам.

Нет никаких оснований полагать, что Си встанет на колени перед Трампом. Его политика после прихода к власти в конце 2012 года была направлена на увеличение глобального участия Китая в мировых делах и защиты своих национальных интересов. С его слов становится понятно, что Китай намерен занять как минимум равное с Соединенными Штатами место на мировой арене, если не превзойти их. Своим намерением в достижении этих целей, даже в условиях внутреннего экономического спада и международных неудач (таких как Гаагское решение против китайских претензий в Южно-Китайском море), он демонстрирует, что придает сильное значение внешней политике.

Пока нет никаких сомнений, но Трамп уже изменил динамику в китайско-американских отношениях. В течение многих лет президенты США не решались обострять или усугублять отношения с Китаем и китайскими руководителями. Смело и рискованно, захватив инициативу еще до своей присяги, Трамп, возможно, поменялся ролями со своим китайскими коллегами, которые в настоящее время стали более осторожными.

comments powered by HyperComments


Предыдущая статьяСледующая статья