Статьи

Вы забрали у нас мясо и секс – получите фашизм

Путь к победе фашизма в Швеции, Италии, Франции и Израиле лежит через Бостон.  Айме Удока, успешный тренер местной баскетбольной команды, под руководством которого она в нынешнем сезоне пробилась в финальную стадию чемпионата НБА, отстранен от работы. Теперь его наверняка ожидает длительная дисквалификация.

Грех Удоки заключается в том, что он закрутил роман с работницей клуба. Это была связь между двумя взрослыми людьми, осуществляемая по обоюдному согласию, без каких-либо признаков сексуального домогательства или использования служебного положения.

Но, как говорится в заявлении работодателей Удоки, и такой роман противоречит «моральному кодексу» клуба, ибо он случился на рабочем месте. Возникает вопрос: а где еще знакомиться взрослым, очень занятым людям? И, если зайти еще дальше: соответствует ли духу либерального западного клуба, что люди вообще влюбляются, делают детей, живут?

Я совсем не уверен в том, что это риторический вопрос. Я боюсь, что либеральный Запад в самом деле теряет инстинкт к продолжению жизни. Его сразили чувства вины и страха. Стремление любого живого организма к существованию выражается в тяге к размножению. На либеральном Западе не очень хотят рожать детей. Когда-то это мешало карьере и удобной жизни, сегодня это считается неэкологичным. Но и это еще не все. Секс, одна из главных физиологических потребностей человека, сейчас находится в загоне.

Как обычно, все начинается с утверждения абсолютно приемлемых ценностей. Революция MeToo, борьба против сексуальных домогательств, отторжение проституции и порнографии. Но есть тонкая грань, отделяющая мораль от морализаторства. Место, где ханжество и пуризм гасят страсть.

Несколько лет назад меня пригласили принять участие в дискуссии с еврейскими студентами из США, представляющими либерально-демократический лагерь. Оккупация и Нетаниягу не вызывали у них никакого интереса. Их занимали исключительно проблемы ЛГБТ-общин и гендерной идентификации. У меня сложилось впечатление, что сексуальность как таковая их совсем не интересует. В них было что-то угасшее, рационализированное, технократическое.

Самые простые человеческие действия прогибаются под тяжестью вины. Есть мясо, разумеется, нельзя, раньше – по возвышенным моральным причинам, сейчас – из-за климатического кризиса. Рыба тоже изымается из рациона (рыбная ловля разрушает океаны).

Смех – это полезно для здоровья, но юмор и сатира загоняются в гетто – на шутку всегда кто-то может обидеться. «Жизнь – это триггер», как гласит заголовок новой книги. Нельзя радоваться фейерверку в День независимости. Это не только инфантильное патриотическое удовольствие, но и дополнительная травма для контуженных, страдающих от посттравматического синдрома (о которых в течение года практически никто не вспоминает).

Бейонсе поспешила переписать свою новую песню, так как одно слово в ней было воспринято как оскорбление больных рассеянным склерозом. Искусство и свободомыслие, святая святых либерализма, сегодня находятся под жестким внутренним контролем. Свободная критическая дискуссия – бьющееся сердца либерализма – сменилась догматическим диктатом и декламацией лозунгов, повторяющихся в заданном алгоритме (привилегии, распределение по способностям, токсичное окружение, нельзя никого судить, «бумеры»). Это самоубийственное движение Запада.

Проблема заключается в том, что огромное количество граждан и избирателей – для простоты назовем их «центром» или «молчащим большинством» – начинает испытывать все большее отчуждение по отношению к этому клубу. Так возникает реакция. Но по-настоящему этих людей в объятия фашизма толкает радикальное выражение утраты инстинкта к сохранению жизни: отсутствие желания и способности защищать свое право на существование. Это отказ государства от выполнения своих основных обязательств по отношению к гражданам: обеспечения из безопасности, соблюдения порядка и права.

Либеральный Запад побежден бесконечной исторической виной, он сбился с пути в лабиринте плюрализма и мультикультурализма, он впал в болезненную зависимость от «понимания» и «приятия» – он ничего не может противопоставить тем, кто пришел за его жизнью.

Целые кварталы европейских и американских городов находятся во власти криминального террора и вооруженных банд, огромное количество людей тянется за темными соблазнами, находящимися на противоположном конце системы координат.

Подобные критические замечания часто можно услышать из уст правых консерваторов. Пришло время и либерально-демократическому лагерю разобраться в самом себе, очнуться и продолжить движение дальше. Иначе мы и в самом деле исчезнем с лица земли.

Ури Мисгав, «ХаАрец», Б.Е. AP Photo/Morry Gash⊥



Предыдущая статьяСледующая статья

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *