Статьи

Когда Лапид говорит о двух государствах, что это значит?

О чем еще может мечтать председатель партии в разгар бесконечной избирательной кампании, как не о том, чтобы вызвать дискуссию, обозначить повестку дня, разжечь идеологический спор, «поднять бурю» (которая уляжется и будет забыта еще до праздника Роша ха-Шана)?

Яир Лапид успел сделать себе подарок к этому празднику до своего вчерашнего (22 сентября) выступления на Генассамблее ООН. Несколько общих фраз о необходимости двухгосударственного решения «при условии, что палестинское государство будет миролюбивым и не станет очередной террористической базой» вызвали в нашей маленькой Касриловке настоящий «гевалт».

Получается, что павловский условный рефлекс сработал. Все сыграли свою роль в шоу: слева благословляли (пусть и со скрежетом зубов по причинам, которые будут изложены ниже), справа кипели от гнева, в центре обошли молчанием, в партии спикера праздновали.

Неважно, что Лапид сказал то же самое около двух месяцев назад вместе с президентом США Джо Байденом в Иерусалиме. И неважно, что на той же сцене в Нью-Йорке в 2016 году Биньямин Нетаниягу заявил, что «по-прежнему привержен решению о создании двух государств», призвал Абу-Мазена встретиться, пригласил его выступить перед кнессетом в Иерусалиме, а сам готов был выступить в Рамалле. Неважно, что четыре года спустя он вместе с Дональдом Трампом запустил «План века», суть которого та же: два государства.

Неважно и то, что заявление Лапида само по себе лишено практического смысла и имеет нулевую осуществимость. Нет партнера. Время Абу-Мазена подходит к концу, ПА разваливается, и, даже если Лапиду удастся сформировать правительство после выборов, в него должны будут войти партии, выступающие против палестинского государства.

Кстати, с какой стати удивляться, ведь это известная позиция Лапида, тем более что он понял: притворяться правым бесполезно. На этом пастбище нет травы для «Еш атид», никогда не было и не будет.

Эмоции, вспыхнувшие после того, как за день до выступления были опубликованы тезисы его речи (с целью занять всю новостную повестку перед уик-эндом и длинным праздником), были чрезмерны.

Гидеон Саар и Зеэв Элькин, лидеры правой фракции в «Государственном лагере» («Ха-махане ха-мамлахти»), были возмущены (и к ним присоединился Авигдор Либерман, у него тоже выборы на уме). Бени Ганц и Гади Айзенкот хранили молчание. Айзенкот находится на одной волне с Лапидом. Ганц тоже более-менее там же. Если Лапид надеялся выявить зазор между правым и левым крылом «Государственного лагеря», то ему это удалось. Он надеется не только выявить, но и похитить. Голоса.

Его боевое крещение на мировой арене было, как и ожидалось, успешным. Лапид – артист не менее искусный, чем Нетаниягу, с одной разницей: ему верят, мировые лидеры не видят в нем хронического лжеца. Он не обманул и не подвел их (что испытал даже Дональд Трамп от своего хорошего друга).

Но, в конце концов, вся эта история – внутренняя политика нетто. За 40 дней до выборов все рассматривается через одну призму. Всё – выборы и всё – политика. Благосостояние – политика, преступность – политика, экономика – политика.

Когда премьер-министр переходного правительства и председатель «Еш атид» заявляет о своей поддержке решения о создании двух государств, он говорит о разделении, но думает о завоевании. Лапид пометил территории, которые он намеревается аннексировать: территории левого центра. Сейчас это его девиз: сначала партия, потом уже блок.

Сдвиг влево предназначен для избирателей МЕРЕЦа, «Аводы» и левых избирателей в «Государственном лагере». Лапид стремится получить более 23-25 ​​мандатов, прогнозируемых опросами. Если ему удастся «утащить» мандат хотя бы у одной из этих партий и приблизиться к 30 (его максимум был и остается при его прорыве в 2013 году, 19 мандатов), он будет доволен. Захава Гальон, Мерав Михаэли и Бени Ганц – менее.

Оглядываясь назад, можно также понять усилия, которые премьер-министр вложил в попытку объединить «Аводу» и МЕРЕЦ. Он точно знал, что скажет на Генассамблее, и предпочитал, чтобы две партии слева от него шли вместе, чтобы ни одна из них не была уничтожена. Объединения не произошло, и теперь он делает ставку на то, что ни одна из них не упадет ниже электорального барьера.

Но даже если это случится, он был и остается бегуном на длинные дистанции. Нетаниягу создаст правительство с экстремистами, «машихистами» (от «Машиах» – Мессия), гомофобами и ультранационалистами. Оно выживет, сколько выживет, может быть, Биби заключит сделку о признании вины, потом снова выборы, и кто знает…

Лапид создал уходящее правительство и поставил во главе его другого человека. Оно было у него в уме еще до выборов в марте 2021 года. Теперь он сигнализирует, что выбрал другой путь. Возможно, потому, что понимает: правительство с таким количеством контрастов и противоречий уже не выстроится. Коалиция с ХАДАШ – ТААЛ также не рассматривается. Даже на бумаге, не то что в реальности.

Ультраортодоксы придут только в том случае, если в правом блоке произойдет сумасшедший коллапс, а этого не предвидится. Наоборот, Нетаниягу, по опросам, стабилизировался на 60-61 мандате. Уход с дистанции Айелет Шакед может передать «Ликуду» целый мандат. Партия БАЛАД, чье слепое упрямство является частью ее ДНК, пойдет до конца и подарит Биби многие тысячи голосов его противников, которые пропадут даром.

С другой стороны, его ждет подарок благодаря системе Бадера – Офера (правило распределения остаточных голосов, благоприятное для крупных партий) и продолжающееся топтание на месте показателя явки избирателей в арабском обществе.

На руку ему также играет всплывший вопрос о палестинском государстве. «Ликуду» всегда нравится играть на поле «правые против левых», а Нетаниягу всегда любил выступления в ООН. Можно предположить, что он тоже с удовольствием смотрел трансляцию вчерашним вечером.

Йоси Вертер, «ХаАрец», И.Н. AP Photo/Julia Nikhinson √



Предыдущая статьяСледующая статья

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.