Статьи

«Остался один дома»: от Путина устали даже Индия и Китай

После всех восторгов в адрес Украины за ее недавние военные успехи возникает неизбежный вопрос о том, что Владимир Путин будет делать дальше. Каковы его варианты и каков масштаб возможной эскалации?

Затруднительное положение Путина и мнения экспертов о том, что Россия уже проиграла войну со стратегической точки зрения, – вот что вызывает недоумение. Аналитики и политики в Вашингтоне, а также в штаб-квартире НАТО в Брюсселе постоянно занимаются поисками ответа на этот вопрос. Объявленная Путиным мобилизация отражает беспокойство Кремля, которое усилилось после того, как стало ясно, что Китай и Индия дистанцируются от российского президента.

Основное предположение состоит в том, что Путин не будет вести никаких дипломатических переговоров, пока у него не будет своего рода победного нарратива. Для этого ему нужна эскалация войны. Вопрос в том, как далеко он готов зайти?

Генерал Марк Милли, председатель Объединенного комитета начальников штабов США, заявил на днях в Польше, что мир должен быть в состоянии повышенной готовности из-за возможной реакции России на поражение. А Дэвид Петреус, генерал армии США и бывший директор ЦРУ, сказал, что Украина может вернуть себе Донбасс и, возможно, Крым при поддержке местных сил и антироссийских партизан на оккупированных территориях. Если Петреус прав, то и генерал Милли определенно прав.

В интервью программе «60 минут» на этой неделе журналист Скотт Пелли спросил президента США Джо Байдена о недавних успехах Украины и потенциале эскалации конфликта. «По мере того как Украина добивается успеха на поле боя, Владимир Путин теряет рейтинги и чувствует себя загнанным в угол, – сказал Пелли Байдену. – И мне интересно, господин президент, что бы вы сказали ему, если бы он рассматривал возможность применения химического или тактического ядерного оружия».

«Нет! Не делайте этого! Не надо! – ответил Байден. – Вы измените лицо войны так, как не было в мире ни разу со времен Второй мировой войны».

Что бы ни происходило теперь в военном отношении, будь то еще один продолжительный период статус-кво, дальнейшее продвижение Украины или крупная российская эскалация, одним из определенных результатов войны, которую Москва, фактически, проиграла, является крушение ее международного статуса. То, что началось как «восстановление имперского величия» или «возрождение Советского Союза», заканчивается все большей изоляцией и очень плохой, возможно, непоправимо плохой репутацией.

В своем выступлении в Узбекистане на прошлой неделе Путин практически зачитал методичку китайского МИДа: «Мы вместе выступаем за формирование справедливого, демократического и многополярного мироустройства, основанного на международном праве и центральной роли Организации Объединенных Наций, а не на каких-то правилах, которые кто-то придумал и пытается навязать другим».

В этом суть аргументов Китая против «американского порядка» после 1945 года, который регулировал большую часть международных отношений. Китай и Россия подчеркивали это в течение последних 20 лет: соотношение сил, институты и законы отражают послевоенную реальность, в которой доминируют США, в которой американцы устанавливают правила, расставляют приоритеты и назначают себя высшим арбитром, в то же время для себя американцы могут делать исключения из этих правил.

При этом 2022 год – это не 1945-й, и американцы должны признать рост значения и могущества Китая, а также недовольство России после распада Советского Союза, которым Соединенные Штаты «цинично воспользовались». Нельзя позволить американцам вмешиваться и определять геополитику в Украине или Тайване. Китай и Россия, как утверждает Путин, не требуют ухода США с международной арены, а только признания естественного права других держав на раздел сфер влияния.

Путин очень мало сделал для продвижения этих идей своим вторжением в Украину. На самом деле в обозримом будущем он – вероятно, непреднамеренно – укрепил «американский порядок».

Ситуация может измениться, если в 2024 году (или даже в 2028 году) Дональд Трамп или какой-нибудь его клон станет президентом Соединенных Штатов и снова откажется от союзов с демократическими странами под лозунгами в стиле «Америка превыше всего». Но на данный момент гегемония США – какими бы ослабленными они ни казались некоторым – по-прежнему остается доминирующей силой на международном уровне.

В своем вступительном слове после встречи с председателем КНР Си Цзиньпином на саммите Шанхайской организации сотрудничества в Самарканде на прошлой неделе Путин, казавшийся подавленным, заявил, что «понимает вопросы и опасения [Си Цзиньпиня]». Между тем Си заявил, что Китай «готов приложить усилия вместе с Россией, чтобы взять на себя роль великой державы, чтобы привнести стабильность и позитивную энергию в мир, вступивший в период турбулентности и социальных потрясений».

Несмотря на колоритное словоблудие, подтекст в словах Си был ясен: Путин не сделал ничего из вышеперечисленного, и поэтому ему в самой вежливой китайской манере советуют не заниматься самодеятельностью. Потому что Китай пострадал от его неудачной войны. Вторичные санкции, введенные американцами в отношении третьих сторон – промышленных или финансовых – ведущих бизнес с Россией, ставят под угрозу китайские компании, причем в тот довольно деликатный период, когда у китайской экономики серьезные проблемы.

Китай недоволен и разочарован вероятными долгосрочными последствиями войны Путина с Украиной для мирового порядка, союзами США в Азиатско-Тихоокеанском регионе и неуклонным сближением между Вашингтоном и Дели. Это также укрепляет позиции Америки в Юго-Восточной Азии, подрывая политику Китая и его попытки демонстрации силы.

В этом отношении Путин подвел китайцев. Китай рассматривает и интерпретирует международные отношения с точки зрения игры с нулевой суммой с американцами. Для этого ему нужна более сильная Россия. Таким образом, всего за семь месяцев Путин превратился из актива в пассив.

Тем не менее на данный момент Китай извлекает из ситуации значительную выгоду для себя.

Во-первых, он покупает по дешевке нефть и природный газ из России. Импорт Китаем российских энергоносителей с февраля этого года вырос на 17%, и, вероятно, этот процесс продолжится. Но это не компенсирует излишки, которые будут оставаться в России, если она реализует свою угрозу и остановит экспорт энергоносителей в Европу этой зимой.

Во-вторых, ослабленная Россия, все более зависимая от Китая, позволяет Пекину расширить свое влияние в Центральной Азии, особенно в Казахстане и Узбекистане – двух бывших советских республиках, которые до недавнего времени явно находились в геополитической орбите Москвы. Кроме того, обе страны улучшают и расширяют отношения с Ираном, стремясь создать антиамериканскую ось.

Затруднительное положение и чувство изоляции Путина усугубил премьер-министр Индии Нарендра Моди. «Сейчас не время для войны», – сказал Моди на саммите.

Индия предпочитает двусмысленность и гибкость, которые сопровождают ее национальную политику. Индия всегда пытается придерживаться независимого подхода «золотой середины». Дружба как с Россией, так и с США и Китаем – зона комфорта индийской внешней политики. Путин заставляет Дели выбрать сторону в этой войне в то время, когда Индия медленно, но неуклонно движется к проамериканской позиции в отношении Китая.

В Вашингтоне, как и в европейских столицах, высказывания Си и Моди истолковывают как изменение политики. То, что они были сделаны публично и в присутствии Путина, является основной отправной точкой, считают американцы.

Пока война в Украине продолжается, было бы преждевременно оценивать ее долгосрочные последствия для международного положения России. Но на данном этапе не будет слишком самонадеянным заключить, что, учитывая колоссальные просчеты Путина и неприемлемые действия российских военных, а также укрепление НАТО и настойчивую решимость Америки, Россия останется значительно слабее, чем была до вторжения.

Не только Китай и Индия оставят Россию. Ни в странах Балтии, ни в Восточной Европе, ни в Центральной Азии, ни на Ближнем Востоке Россия больше не рассматривается как мощный региональный игрок.

Алон Пинкас, «ХаАрец», Ц.З. Alexandr Demyanchuk, Sputnik, Kremlin Pool Photo via AP √



Предыдущая статьяСледующая статья

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.