Статьи

Ядерные угрозы Путина – блеф или реальная опасность?

Президент России Владимир Путин заявил, что «когда территориальная целостность нашей страны окажется под угрозой, для защиты России и нашего народа мы, конечно, будем использовать все имеющиеся в нашем распоряжении средства», и добавил: «Это не блеф». 

Эти угрозы, а также очевидные неудачи России на поле боя в Украине заставили вновь задаться вопросом: как далеко доведенный до отчаяния Путин может зайти в своем нежелании признавать поражение?  

Тактическое ядерное оружие обладает относительно небольшой мощностью. Ущерб от него можно сравнить с взрывом нескольких тысяч тонн плохо хранившейся аммиачной селитры в Бейруте в августе 2020 года – это страшные разрушения, которые, тем не менее, не идут ни в какое сравнение с оружием, используемым в тотальном ядерном обмене.

Считается, что у России тысячи единиц тактического ядерного оружия. Она рассматривает их как способ компенсировать силу НАТО в передовых обычных, неядерных, вооружениях. Но военная польза тактического ядерного оружия довольно ограничена по сравнению с высокоточным неядерным оружием.

Конечно, в этой войне российские высокоточные боеприпасы часто не попадали в цель, и их не хватает. Но тактическое ядерное оружие не может стать реальной заменой: для достижения длительного военного эффекта необходимо использовать огромное количество боеприпасов. The Economist пишет, что в одном из исследований индийско-пакистанских сценариев делается вывод, что пятикилотонная ядерная бомба может уничтожить всего 13 танков, если они будут рассредоточены. В любом случае, Россия продемонстрировала ничтожно малую способность обнаруживать и поражать движущиеся цели.

Опасения вызывает то, что Россия будет использовать тактическое ядерное оружие не столько для получения выгоды на поле боя, сколько как инструмент принуждения. 

Роуз Готтемюллер, бывший заместитель генерального секретаря НАТО,  указывает на возможность нанесения одиночного удара над Черным морем или по украинскому военному объекту. «Целью, – предполагает она, – было бы заставить украинцев в ужасе капитулировать».

Тактический ядерный удар по украинской базе или над Черным морем стал бы знаковым моментом – первое применение ядерного оружия с 1945 года, но это не обязательно остановит наступательные действия Украины и ее западных союзников. «Трудно представить, что даже ядерные удары позволят России сломить волю Украины к сопротивлению», – написал главнокомандующий ВСУ генерал Валерий Залужный в авторском эссе, опубликованном 14 сентября. 

Премьер-министр Великобритании Лиз Трасс сказала, что «фальшивые заявления» российского президента – это просто «попытка оправдать свои катастрофические неудачи», а президент США Джо Байден сказал, что «открытые ядерные угрозы Путина в адрес Европы» демонстрируют «безрассудное пренебрежение обязанностями режима нераспространения».

Это кажется отступлением от заявленной политики России. Путин в прошлом неоднократно говорил о невозможности допустить ядерную войну. В последние годы Россия повысила порог применения ядерного оружия – с «ситуаций, критических для национальной безопасности Российской Федерации» в 2000 году до более жестких: «агрессия… с применением обычных вооружений, когда само существование государства находится под угрозой» (в 2014 году). Возможно, однако, что Путин отождествляет выживание собственного режима с выживанием государства и рассматривает поражение в Украине как экзистенциальный вопрос. Если российская армия будет разгромлена на юге Украины до такой степени, что украинские войска будут угрожать вернуть Крым, это тоже может заставить Путина пойти на больший риск.

Но любое решение нарушить ядерное табу поставит под угрозу отношения России с дружественными или пока неприсоединившимися к санкциям странами, такими как Китай и Индия, и подтвердить ее статус страны-изгоя. А удар по Украине может привести к результату, прямо противоположному тому, к которому стремился Путин с самого начала войны: отправке в Украину западных сил.

Кроме того, Путин, несмотря на свой крен в сторону диктатуры, не является единственным лицом, принимающим решения в России в этом отношении. Три чиновника носят «ядерный чемоданчик», который передает приказы ракетным войскам: Путин, министр обороны Сергей Шойгу и начальник Генерального штаба Валерий Герасимов. По некоторым данным, для того чтобы приказ был действительным, два из трех терминалов должны послать код. Если такой важный приказ будет проигнорирован или отменен, это может иметь фатальные последствия для авторитета Путина.

Эксперт Атлантического совета Мэтт Кройниг, исполняющий обязанности директора Центра стратегии и безопасности имени Скоукрофта, бывший эксперт по ядерному оружию в министерстве обороны США и разведывательном сообществе, советует воспринимать «ядерные угрозы Путина серьезно», но при этом сохранять спокойствие и продолжать действовать: Киев и Вашингтон «должны удвоить усилия, чтобы выиграть войну», а не «отступать, чтобы избежать ядерной атаки». В конце концов, украинские войска уже наносили удары по военным объектам и в Крыму, который Россия считает своей территорией, и внутри признанных границ России в Белгородской области, но никакого «ядерного ответа» на это не последовало. 

Кройниг спрашивает: «Почему Путин еще не применил ядерное оружие? Его сдерживает страх перед ответом США и НАТО. США и НАТО должны сыграть на этих страхах и усилить свои угрозы сдерживания».

Александра Аппельберг, «Детали». Фото: Depositphotos.com ⊥



Предыдущая статьяСледующая статья

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.