Статьи

Референдумы и мобилизация – признак слабости России

Президент России Владимир Путин объявил частичную мобилизацию, а также поддержку референдумов в Херсонской, Запорожской областях Украины и в так называемых ДНР и ЛНР, в результате которых почти наверняка будет принято решение об их вхождении в состав России.

Оба решения давно обсуждали, но постоянно откладывали. В самом начале войны в Кремле были уверены, что смогут аннексировать новые территории уже в апреле. Затем референдумы обещали в мае, после чего дату снова перенесли – на 11 сентября, всеобщий день голосования в России. Но и тогда волеизъявление на оккупированных территориях решили не проводить, отложив его на этот раз до 4 ноября. Однако 20 сентября пророссийские власти регионов Украины заявили о желании срочно провести референдумы – прямо на этой неделе.

Мобилизацию тоже давно обсуждали как в СМИ, так и в Кремле. Власти повторяли, что всеобщей мобилизации не будет. Это казалось логичным. До тех пор пока россияне видели войну в основном по телевизору, они могли поддерживать ее или, на худой конец, пассивно принимать. Мобилизация означала бы, что война пришла непосредственно в российские семьи. Совершенно не очевидно, что в этом случае одобрение «специальной военной операции» и властей, которые ее проводят, оставалось бы высоким, а недовольство населения не вылилось бы в протесты.

Почему же сегодня Владимир Путин решил пойти и на (пока частичную) мобилизацию населения, и на проведение и признание референдумов на территории Украины? По-видимому, это можно воспринимать как признание того, что война Москвы против Украины идет не по плану.

Обращение Путина прошло на фоне успешного и стремительного контрнаступления украинских войск, которые вытеснили российскую армию из Харьковской области, продвинулись в Херсонской области и отбили поселок Белогоровку в Луганской области – событие важное как со стратегической, так и с символической точки зрения.

Поспешная аннексия территорий – попытка удержать то, что еще остается в руках пророссийских формирований. Объявив эти земли частью РФ, Путин, вероятно, надеется, что украинские войска не решатся атаковать. А если решатся – «специальная военная операция» формально превращается в защиту российской территории. По крайней мере так это можно представить зрителям российских телеканалов. 

Украинцы, однако, не считают будущие референдумы сколь-нибудь легитимными и не намерены менять свою тактику.

«Ситуация на линии фронта четко указывает на то, что инициатива принадлежит Украине, – сказал президент Владимир Зеленский. – Наши позиции не меняются из-за шума или каких-то заявлений где-то. И в этом мы пользуемся полной поддержкой наших партнеров».

Выступая в Нью-Йорке на полях саммита Генеральной Ассамблеи ООН, государственный секретарь США Энтони Блинкен сказал: «Все это – фиктивные референдумы, потенциальная мобилизация дополнительных сил не является признаком силы. Напротив, это признак слабости. Это признак поражения России».

Министр обороны Великобритании Бен Уоллес назвал объявление Путина о мобилизации «признанием того, что его вторжение провалилось».

«Он и его министр обороны отправили десятки тысяч своих граждан на смерть, плохо оснащенных и плохо руководимых, – говорится в заявлении Уоллеса. – Никакое количество угроз и пропаганды не может скрыть тот факт, что Украина выигрывает эту войну, международное сообщество едино, а Россия становится мировым изгоем».

Между тем опасения, существовавшие в отношении мобилизации раньше, остаются. Даже частичная мобилизация, скорее всего, усилит недовольство россиян войной. Оппозиционное движение «Весна» призвало к общенациональным протестам. «Тысячи российских мужчин – наших отцов, братьев и мужей – будут брошены в мясорубку войны, – сказано в заявлении движения. – За что они будут умирать? За что матери и дети будут проливать слезы?»

Тем не менее неясно, многие ли осмелятся протестовать на фоне общего подавления оппозиции в России и жестких законов против дискредитации солдат и военной операции.

В поддержку мобилизации Государственная дума спешно приняла новые поправки, ужесточающие законы против дезертирства, добровольной сдачи в плен и мародерства со стороны российских войск. Законодатели также проголосовали за введение возможных десятилетних тюремных сроков для солдат, отказывающихся воевать.

Таким образом, перед военнообязанными в России вне зависимости от их взглядов и отношения к «операции» стоит выбор между войной и потенциальной тюрьмой. Третий вариант – спешная эмиграция, но возможности для этого сужаются: европейские страны отказались от упрощенного визового режима с Россией, а некоторые из них, особенно граничащие с Россией Балтийские страны и Польша, и вовсе не пускают российских граждан. Министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич заявил, что Рига «из соображений безопасности» не будет выдавать гуманитарные визы гражданам РФ, желающим избежать армейской мобилизации, или пропускать их через границу, если у них уже есть шенгенская виза.

Александра Аппельберг, «Детали». Grigory Sysoev, Sputnik, Kremlin Pool Photo via AP √



Предыдущая статьяСледующая статья

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.