Статьи

Арабская политика в Израиле: идеология — нет, интеграция — да

В море безвкусных и бессмысленных названий, придуманных для израильских партий, «Объединенный список» выделяется как точное название политического образования. «Объединенный список» — это не партия и никогда не собирался ею быть.

Это был обусловленный практическими потребностями союз четырех партий для обеспечения представительства всех своих членов в кнессете после повышения электорального барьера до 3,25 процента голосов в 2014 году. Если бы этого не произошло, «Объединенный список» никогда бы не появился на свет.

О реальном слиянии четырех различных партий никогда не было и речи. Как могли коммунисты (ХАДАШ) объединиться с буржуазией (ТААЛ), а светские националисты (БАЛАД) быть в одной партии с консерваторами-исламистами РААМ. Единственное, что их объединяло, это то, что они были преимущественно арабскими партиями, хотя даже это было не совсем так, поскольку ХАДАШ держался за свою небольшую долю членов партии – евреев и еще меньшую долю еврейских избирателей.

В течение семи лет существования «Объединенного списка» израильским и международным СМИ было легко рассматривать его как единую однородную партию, лидером которой является кандидат, возглавляющий список, Айман Уда, хотя он едва контролирует ХАДАШ, свою собственную партию. СМИ часто так относятся к арабским гражданам Израиля в целом: как к одной бурлящей массе.

«Объединенный список» также изображали как крайне левую часть политического спектра, хотя только одна из четырех входящих в него партий могла бы считаться левой по нескольким другим вопросам, кроме израильско-палестинского конфликта.

Такое позиционирование было удобным, поскольку помогало привлечь небольшое число еврейских избирателей, которые считали себя левее МЕРЕЦа, тех избирателей, которые никогда бы не проголосовали за религиозную или националистическую партию, но могли сказать себе, что голосуют за Уду, который умеет хорошо говорить и считает Нельсона Манделу и Мартина Лютера Кинга своими вдохновителями, а не за гомофобов, двоеженцев и поклонников Асада, расположенных ниже в списке.

Многопартийные списки — обычное явление в израильской политике. Из основных партий, участвующих в этих выборах, два списка, «Еврейство Торы» и «Религиозный сионизм», представляют несколько партий. Рекордом является пять партий в одном списке в 1973 году, когда Ликуд только появился. При ограниченном количестве «реалистичных» мест в каждом списке, которые могут обеспечить прохождение в кнессет, борьба и споры о распределении этих мест являются неотъемлемой частью любой избирательной кампании. Тот факт, что «Объединенному списку» удалось участвовать в трех из последних шести выборов в качестве четырехпартийного списка, является немалым достижением.

Дело не только в разнообразных и зачастую противоречивых идеологиях, объединенных в «Объединенном списке». Они также представляли широкий спектр религиозных и географических общин с очень разными потребностями. А еще есть политическое соперничество, которое возникает внутри любой подобной группы.

Эти внутренние разногласия стали одним из основных факторов окончательного роспуска «Объединенного списка» незадолго до истечения срока подачи списков кандидатов в Центральную избирательную комиссию. Но была и другая важная причина.

Когда в начале 2015 года Уда появился на национальной сцене, как новоизбранный генеральный секретарь партии ХАДАШ и как свежее лицо недавно сформированного «Объединенного списка», было ожидание, что он приведет арабскую общину Израиля к новому типу взаимодействия с еврейским обществом.

С одной стороны, он отказался пожертвовать какими-либо своими принципами палестинского гражданина Израиля, требующего полного равноправия, но в то же время, казалось, что он открывает новую линию общения с еврейским обществом. В своих речах он опирался на ТАНАХ и современных ивритских поэтов, но надежды, которые люди возлагали на него, оказались иллюзией.

В то время как у трех других партий были свои интересы, в ХАДАШ было много тех, кому не нравился образ интеграции, который создавал Уда. Возникали вопросы, как светский адвокат среднего класса из Хайфы может представлять интересы двух миллионов арабских граждан Израиля, а сам Уда должен был действовать осторожно и не выходить за эти рамки. Мансур Аббас, всего на восемь месяцев старше Уда и принадлежащий к тому же поколению арабских израильтян (третье поколение после Накбы), пришел в кнессет четыре года спустя. Никто не ожидал, что в гонке за интеграцию именно этот дантист и по совместительству проповедник, а не Уда, во главе своей исламской партию станет первым в гонке за интеграцию..

Именно стремление Аббаса присоединиться к коалиции, даже к правой, стало причиной откола РААМ от «Объединенного списка» перед последними выборами в начале 2021 года. Уда и другие партии «Объединенного списка» не смогли с этим примириться. И это сработало на выборах. РААМ завоевал голоса не только в оплотах исламистов, но и в гораздо менее религиозных арабских общинах, где жители хотели, наконец, получить возможность проголосовать за арабскую партию, которая действительно будет частью коалиции.

После преодоления порога для прохождения в кнессет Аббасу удалось убедить Совет шуры РААМ, который определяет политику партии, и они согласились, проявив прагматизм и гибкость. Аббас чувствует себя оправданным благодаря 53 миллиардам шекелей (15,4 миллиарда долларов), которые правительство выделило арабской общине, хотя правительство, в которое он вошел, просуществовало всего год. На этот раз он планирует баллотироваться на той же платформе партнерства. В то время как другие арабские партии все еще оправляются от того, что они считают предательством «Объединенного списка», они теперь определяют себя по отношению к исламистам.

Раскол между националистами БАЛАДа и оставшимся осколком «Объединенного списка» — ХАДАШ и ТААЛ — это не просто результат личного и политического соперничества, но и их готовности сотрудничать со следующим правительством.

РААМ Аббаса в принципе выступает за присоединение к любой коалиции, даже возглавляемой Биньямином Нетаниягу. ХАДАШ – ТААЛ на это не пойдет, но он готов поддержать одного из центристских кандидатов, Бени Ганца или Яира Лапида, и поддержать любое из их правительств вне коалиции в рамках соглашения о доверии и бонусах. БАЛАД по-прежнему категорически против любого сотрудничества такого рода с партиями сионистского левоцентристского толка.

С прекращением существования «Объединенного списка» политика израильских арабов столкнулась с новой реальностью. Предстоящие выборы не будут выбором между коммунизмом, национализмом и исламизмом. Напротив, это будет референдум о вере арабского сообщества в свою способность интегрироваться в израильское общество и занять свое законное место в управлении страной.

Аншель Пфеффер, «ХаАрец», М.Р. На снимке: Ахмед Тиби, Мансур Аббас и Айман Уда. Фото: Оливье Фитуси, Абир Султан АЗ, Эмиль Сальман



Предыдущая статьяСледующая статья

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.