Статьи

Открытое признание ударов по Сирии будет дорого стоить Израилю — эксперт

Ведущий военный обозреватель объяснил, почему новая тактика Нетаниягу — признать, что Израиль действительно атаковал иранские объекты в Сирии, — способна нанести вред безопасности.

Конец эры Айзенкота в генштабе ЦАХАЛа и начало предвыборной гонки внезапно изменили подход к израильской политике на северном фронте. Израиль неожиданно для всех отказался от политики молчания по поводу военных действий против Ирана и Хизбаллы на территории соседнего государства. И Айзенкот, и Нетаниягу вдруг решили заявить, что Израиль действительно атаковал «объекты».

Перед выборами демонстрация воинственности по отношению к врагам всегда хорошо действует на электорат. Но как она отражается на безопасности государства?

Когда уходящий в отставку начальник генерального штаба принимает ответственность за тысячи инцидентов, связанных с атаками с воздуха в Сирии, это говорит прежде всего о том, что он хотел бы оставить в сознании общественности свои достижения: провел успешную войну, сорвал агрессивные планы Ирана. Признание Айзенкота делает бесполезной прежнюю политику двусмысленности, но все же его заявление еще достаточно «туманно» и не вынуждает противную сторону к немедленной ответной реакции.

Нетаниягу же, напротив, в своем выступлении в воскресенье, 13 января, принял ответственность за вполне конкретную атаку против аэропорта в Дамаске.

Разница между двумя заявлениями — в том, что если бы во время нападения в Дамаске были убиты сирийские или иранские граждане, принятие премьер-министром ответственности вынудило бы противную сторону к ответному удару.

Год назад Израиль взял на себя ответственность за ликвидацию иранских военных на территории аэродрома T-4 в Сирии. Иранцы почувствовали
себя обязанными ответить и нанесли ракетный удар по Голанским высотам. Тогда Израиль заявил об ответственности за удар, потому что был сбит самолет наших ВВС. В других случаях приписываемых Израилю атак ВВС на иранские объекты в Сирии еврейское государство всегда вело себя осторожно. ЦАХАЛ не брал на себя ответственность за атаки, чтобы не вызвать ответную реакцию.

В тот момент, когда Израиль меняет эту тактику, он, по существу, отказывается от принципа «война между войнами». Один из самых важных принципов этой политики заключается в том, чтобы ударить по врагу, но не позволить ему воспользоваться шансом для развязывания войны.

Отступление от политики двусмысленности может привести либо к войне на истощение, либо к настоящей войне с применением всех видов оружия.

Двусмысленность — одно из главных средств доктрины «война между войнами». Нельзя брать на себя ответственность за удары, нельзя признавать их. Поэтому когда Нетаниягу и Айзенкот приоткрыли завесу тайны, они тем самым нанесли ущерб способности Израиля к сдерживанию.

Почему? Да потому что, если ты бьешь по врагу и не признаешь этого, он прячет голову, ибо сейчас ему нечего противопоставить твоим возможностям. Но если ты на каждом углу кричишь об этом, ты вынуждаешь врага сделать хоть что-нибудь, ведь он обязан сохранять лицо. Еще одна атака, еще одно выступление израильского деятеля — и все может рухнуть.

Возможно, двусмысленность больше не играет той стратегической роли, которую играла в последнее время. Возможно, Израиль и без того сообщает России о каждом нападении на цели в Сирии. Но пока, несмотря на все возмущение русских по поводу ущерба интересам сирийских союзников, они не предпринимали никаких активных действий, чтобы как-то повлиять на Израиль. Отказ от политики двусмысленности загоняет их в угол.

comments powered by HyperComments


Предыдущая статьяСледующая статья