Статьи

Тайваньский клубок. Ждать ли новой войны?

«Когда надо стрелять, стреляй, а не болтай», – Туко, американский «философ» XIX века, герой вестерна «Хороший, плохой, злой».

Если спикер Палаты представителей Конгресса США хочет официально посетить Тайвань, она должна это сделать. Разговоры, размышления, двусмысленности и жалобы порождают давление и контрдавление, и вы наблюдаете непреднамеренный, но предсказуемый кризис между двумя сверхдержавами.

В таком случае решения принимаются не на основе полезности, а в результате этих нажимов и противодействий. Если Китай недоволен и обеспокоен визитом, он должен выражать свои сомнения логично и убедительно, а не с помощью пустых военных угроз.

Одно явное преимущество визита спикера Нэнси Пелоси на Тайвань в рамках ее азиатского турне заключается в том, что он позволяет США и Китаю в режиме реального времени применить свои военные доктрины и механизмы управления рисками и кризисами.

Поскольку Китай стремится поиграть мускулами и продемонстрировать свою мощь на фоне безусловной неудачи России в Украине, а также «жесткого отношения к Китаю в Вашингтоне», обе страны получили редкую возможность попрактиковаться в режиме симуляции кризиса.

До сих пор США держались сдержанно, взвешенно, в то время как Китай устроил громогласную истерику с угрозами, министр обороны генерал Вэй Фэнхэ, заявил несколько недель назад в Сингапуре, что «Китай без колебаний применит военную силу в войне за Тайвань», за чем последовали нервные предупреждения других китайских официальных лиц о том, что может сделать Пекин, если, не дай Бог, Пелоси приземлится в Тайбэе.

Громкий ответ Китая вполне может быть позерством. Конечно, никто в Пекине не думает, что визит повлияет на геополитику или ослабит мощь Китая. Таким образом, объяснение, вероятно, связано с внутриполитической повесткой дня президента Си Цзиньпина перед его назначением на третий срок подряд генеральным секретарем Коммунистической партии Китая и председателем КНР.

Нэнси Пелоси права. Спикер Палаты представителей является вторым человеком в очереди на пост президента США после вице-президента, и если она желает посетить суверенную страну Тайвань, поддержать тайваньскую демократию и заверить ее в выполнении обязательств США, она имеет на это полное право, и никто не может помешать этому.

Пелоси на Тайване – это послание внешнеполитической системе Америки: перестаньте подвергаться издевательствам со стороны Китая, перестаньте беспричинно пугаться китайских угроз, перестаньте анализировать каждое китайское заявление на предмет признаков агрессии и перестаньте заигрывать со сценариями конца света.

И Джо Байден прав. Если президент Соединенных Штатов в  качестве лидера, который формирует приоритеты и осуществляет внешнюю и оборонную политику, считает, что визит Пелоси на данном этапе неуместен и может создать ненужную напряженность, спикер Пелоси должна была бы пересмотреть свое мнение, несмотря на ее многолетнюю резкую критику Китая.

Тайвань тоже  прав. Подвергаясь  на протяжении полувека постоянным китайским угрозам  вторжения и принудительного объединения, в котором Тайбэй не заинтересован, вполне естественно, что Тайвань приветствовал визит Пелоси, подтверждающей приверженность США его безопасности.

И Китай со своей стороны, хотя и наполовину, тоже прав. Визит Пелоси можно, по понятным причинам, интерпретировать как американское вмешательство в то, что Пекин  считает внутренними китайским вопросом. Визит Пелоси вызовет дальнейшее недоверие, но не изменит ситуацию в  регионе, так зачем он нужен?

С точки зрения Си Цзиньпина, визит Пелоси подтверждает основной аргумент Китая: международная система, построенная США на основе реалий и условий 1945 года, служит американским интересам. Она не отражает могущества Китая. Китай не бросает вызов США, не ищет превосходства, но хочет более четкого разделения сфер влияния. Встреча Пелоси с президентом Тайваня Цай Инвэнь свидетельствует о том, что Вашингтон делает все возможное, чтобы отклонить требование Китая о признании его сверхдержавой.

Когда все правы, что выходит в итоге? Кризис. Нежелательный и предотвратимый, но, тем не менее, кризис. Министерство обороны и министерство иностранных дел Китая предупредили о «пожаре», а различные комментаторы подробно описали, что, по их мнению, может сделать Китай.

Но правда в том, что президент Байден мог только попытаться убедить, но не мог помешать Пелоси поехать на Тайвань. Разделение властей между исполнительной и законодательной ветвями власти в США очевидно, и спикер Пелоси возглавляет отдельную, но равноправную ветвь власти. Это то, что китайцы могут понимать в теории, но не могут с этим смириться. Они полагают, что президент мог и должен был отменить эту поездку.

Попытка выразить неудовольствие через Пентагон и Совет национальной безопасности – это все, что мог сделать Белый дом. Но если бы Байдену удалось убедить Пелоси в том, что соотношение затрат и выгод от такого визита является отрицательным, это бы придало храбрости Китаю, который сделал бы вывод, что запугивание и угрозы работают, и что они имеют право фактически наложить вето на визит спикера палаты представителей США в третью страну. Это не сулит ничего хорошего для будущих противостояний.

Визит Пелоси также выявляет дилемму внешней политики США, подчеркивая сложность установления баланса между обещанием защищать Тайвань от китайской агрессии, данным президентом Байденом трижды за последний год, официальной приверженностью Вашингтона политике «одного Китая» и политикой американской «стратегической двусмысленности» в отношении Тайваня.

История американского участия в делах Тайваня сама по себе двусмысленна. В 1954 году, после войны в Корее, США подписали договор об обороне с Формозой, португальское названием острова Тайвань.

Год спустя Конгресс США принял «Формозскую резолюцию», определявшую полномочия президента защищать прибрежные острова, расположенные в Тайваньском проливе, недалеко от материкового Китая, после китайских бомбардировок в 1954-1955 годах.

«Прорывная» поездка президента Ричарда Никсона в Китай в 1972 году положила начало новой эре в американо-китайских отношениях, и к 1979 году президент Джимми Картер установил с ним полные дипломатические отношения.

По просьбе Китая США понизили уровень отношений с Тайванем, так и не признав его суверенитет официально. Однако Картер подписал «Закон об отношениях с Тайванем», предусматривающий, что США предоставят Тайваню достаточные средства и военные платформы для самообороны, но это  обязательство было сформулировано довольно расплывчато.

Два столпа политики США, «стратегическая неопределенность» и «политика одного Китая», оставались нетронутыми до тех пор, пока Байден не пообещал Тайваню защиту США, несмотря на то, что с  ним не существует официального союза или пакта. Пекином эти заявления были истолкованы как вопиющий отход от прежней политики, усиленный созданием США четырехстороннего альянса с Индией, Австралией и Японией.

Эти события вызвали раздражение Пекина и убедили его в том, что агрессия Вашингтона направлена на сужение пространства для маневров Китая и его влияния в Южно-Китайском море.

На взгляд Пекина, визит Пелоси соответствует этой траектории. С его точки зрения непостижимо, что за этим кризисом не стоит президент Байден.

Этот искусственный кризис, скорее всего, закончится риторической схваткой по принципу «око за око». Но, судя по развитию американо-китайских отношений, а также враждебности и напряженности, вызванными поездкой Пелоси, это вряд ли последний кризис такого рода.

Алон Пинкас, «ХаАрец», В.П. Taiwan Presidential Office via AP⊥



Предыдущая статьяСледующая статья

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.