Статьи

Существует ли разница между ХАМАСом и Исламским государством?

Исламисты исламистам рознь – считает израильский востоковед

«Исламизм – это нацизм и коммунизм нашего времени», — провозгласил Йимми Окессон, новый идол европейских правых, лидер партии Шведские демократы. Это определение, имеющее очень мало общего с действительностью, – пример вопиющего невежества, царящего на Западе во всем, что касается исламизма.

Ошибка Окессона и многих других западных политиков – в том, что они не желают видеть никаких различий между исламистскими террористическими группировками и законопослушными политическими движениями. Факты говорят о том, что в мусульманском обществе террористы всегда в меньшинстве, и это меньшинство ведет постоянную борьбу с большинством.

Мусульмане, где бы они ни жили, предпочитают поддерживать не террористов, а легальные политические партии и движения. Идеи Аль-Каеды и Исламского государства никогда не получали массовую поддержку – их навязывают силой.

Антигосударственное Исламское государство

Между радикальными исламистами и умеренными мусульманами давно идет спор вокруг идеи халифата – идеального государства, которое должно объединить весь исламский мир. За создание халифата в свое время выступал Усама Бин-Ладен, а теперь – и Исламское государство, которое в 2014 году даже провозгласило халифат.

С точки зрения Аль-Каеды и Исламского государства любая арабская страна, будь то Сирия или Иордания, Египет или Тунис, — плод усилий Запада по расколу арабской нации и исламского мира. Создание суверенных государств рассматривается как попытка ослабить единство мусульман и помешать созданию халифата.

Именно поэтому радикальные исламисты отвергают мировой порядок, в который так или иначе интегрированы десятки мусульманских стран. Не зря Исламское государство в свое время распространило видеозапись символического акта на сирийско-иракской границе: бульдозеры уничтожали пограничные знаки и заграждения на линии, прочерченной столетие назад британскими и французскими дипломатами, которые делили на части Османскую империю.

В свою очередь, легальные политические движения – тунисская Партия возрождения, Братья-мусульмане в Египте и десятки других – не отрицают право государств на существование. Они могут положительно отзываться о халифате, навсегда ушедшем в историю, но не хотят восстановления этой структуры в будущем.

Выбрал демократию – предал Аллаха

К демократии радикальные исламисты относятся совсем иначе, чем умеренные исламские политики. В Аль-Каеде и других экстремистских группировках демократию называют отступлением от принципов веры, ведь суверенитет может принадлежать лишь Аллаху, а не народу и не государству.

Напомню, что когда ХАМАС одержал победу на парламентских выборах в Палестинской автономии, Айман аз-Завахири (заместитель Бин-Ладена) не стал поздравлять Исмаила Ханию, а осудил его. И даже задал риторический вопрос: можно ли считать ХАМАС исламским движением, если оно не требует немедленно заменить все законы установлениями шариата?

Абу-Бакр Башир, лидер индонезийского радикального движения Джемаа исламия («Исламское общество») сформулировал отношение к демократии предельно просто: «Мы не хотим демократии, нам нужна власть Аллаха». В то же время наряду с Джемаа исламия в Индонезии действуют многочисленные исламистские партии, участвующие в парламентских и муниципальных выборах.

Борьба между радикалами-террористами и легальными исламистами зачастую приводит к вспышкам насилия. В секторе Газы ХАМАС на протяжении нескольких лет отстреливал сторонников Исламского государства, затем заключил с ними перемирие – и вновь начал охоту на радикалов после серии терактов-самоубийств, направленных не против «сионистских оккупантов», а против самого ХАМАСа.

Одна религия, два мира

Отношение к Израилю также весьма неоднородное. Стоит напомнить, что ХАМАС после победы на палестинских выборах в 2006 году дал обязательство соблюдать соглашения, которые Арафат и Абу-Мазен заключили с Израилем. Мы знаем, что это обязательство осталось невыполненным, но можно ли ожидать подобного шага – пусть чисто демонстративного – от боевиков Аль-Каеды или Исламского государства?

Сейчас ХАМАС пытается лавировать между легальным политическим исламизмом и радикальным исламом. Во многих странах он внесен в список террористических организаций. Но это еще не основание для того, чтобы говорить, будто между ХАМАСом и Исламским государством не существует никаких различий. Различия есть, ибо у этих движений – разное мировоззрение.

comments powered by HyperComments


Предыдущая статьяСледующая статья