Авигдор Либерман: Мы за правую, но не за галахическую коалицию

После пасхальных каникул возобновились коалиционные переговоры. В настоящий момент партии обозначают свои требования, начинаются публичные и закулисные беседы в попытках сформировать новое правительство.

Глава партии «Наш дом Израиль» Авигдор Либерман в интервью прокомментировал итоги выборов, обозначил основные требования НДИ и дал оценку шансам на успех коалиционных переговоров.

Беседовал политический обозреватель Габи Вольфсон.

Господин Либерман, Израиль освободил двух сирийцев после возвращения тела Захарии Баумеля. Как выяснилось, решение об освобождении не обсуждалось ни кабинетом, ни правительством. Решение принимали премьер-министр, юридический советник и президент государства. Вы считаете такой процесс принятия решений нормальным?

Я не знаком досконально с деталями и поэтому не хочу на основе газетных статей или репортажей высказываться или делать какие-то выводы и заявления. Если вы обратили внимание, я ничего не говорил на эту тему. Могу сказать только одно. Тот факт, что правительство избегает обсуждения отчета комиссии Шамгара, который задавал определенные, четкие критерии для осуществления любой сделки по освобождению террористов взамен на наших солдат или тела наших солдат, это вопиющее нарушение общепринятых правил. Правительство назначает комиссию, причем комиссию очень весомую во главе с бывшим главой Верховного суда Меиром Шамгаром. В комиссии был профессор Аса Кашер, был генерал Амос Ярон, который в прошлом командовал пехотными частями ЦАХАЛа, а затем занимал должность гендиректора министерства обороны. Эта комиссия работает долгие месяцы, встречается с десятками людей, которые имели отношение к такого рода переговорам, потом по просьбе правительства комиссия пишет отчет, он ложится на стол кабинета министров и на много лет о нем забывают. Совершенно очевидно, что премьер-министр предпочитает такую «серую зону», нечеткие правила игры.

Но есть же закон, по которому правительство и кабинет уполномочены принимать такое решение.

Если говорить о законе, то в нем упоминается, что подобные решения должны быть утверждены кабинетом. Но юридический советник правительства одобрил освобождение в силу каких-то «особых обстоятельств». Я не знаю, о каких особых обстоятельствах идет речь, и при всем уважении к юридическому советнику, он не занимался подобными проблемами, не специализировался на них, как те участники комиссии Шамгара, о которых я говорил. Они имеют и военный опыт, и опыт решения этических дилемм, и судебных вопросов. Они не только пользуются авторитетом, но и находятся в сфере общественного консенсуса.

Вы неоднократно говорили об утечках информации с заседаний военно-политического кабинета. Может быть с этим связано решение Нетаниягу не посвящать министров в детали?

Для решения проблем утечек информации надо было сделать то, что мы требовали очень давно.

Полиграф?

Да. Раз в год все члены военно-политического кабинета должны проходить проверку на полиграфе и отвечать на один вопрос: передавал ли ты информацию с заседания кабинета журналистам? Это решило бы проблемы. Но по непонятной мне причине это до сих пор не делается.

Но в нынешней ситуации, как вам кажется наиболее правильно принимать такие решения – в правительстве, на военно-политическом кабинете, на заседании какого-то узкого форума?

Сейчас надо соблюдать закон. Есть закон, и надо ему следовать.

Видимо на сей раз удалось обойти закон.

Ну, раз юридический советник дал этому «зеленый свет», то видимо были какие-то обстоятельства, которые оправдывали подобные действия. Я не знаю, о каких обстоятельствах может идти речь.

Вернемся к политике. Выборы позади. Выступая на партийном мероприятии после выборов, вы назвали их итоги победой, даже беспрецедентной победой. Пять мандатов – это победа?

Безусловно. На прошлых выборах «Ликуд» набрал 30 мандатов, на этих – 35. «Сионистский лагерь» набрал 24 мандата, добавьте «Еш Атид» – 35. На этих «Кахоль Лаван» и «Авода» набрали 41. То есть, крупнейшие партии выросли на пять и шесть мандатов. Мы потеряли всего один, и тот – из-за нечистоплотной политической кампании наших противников. «Новые правые» занимались откровенной ложью, подтасовкой фактов.

Вы говорите про последний день.

Да, но не только. Когда на протяжении всей кампании институт общественного мнения, который делал опросы для корпорации Гостелерадио, за очень большие деньги проводил опросы и для партии «Новых правых», когда использовалась площадка корпорации, и каждый опрос давал нам ноль, а им от шести до восьми, то очевидно, что речь идет о манипулировании сознанием общественности. Газета «Исраэль а-Йом» за несколько дней до выборов публикует опрос: НДИ – 0. Все эти выборы имела место очередная попытка точечной ликвидации нашей партии. Причем задействовались самые мощные рычаги, самые большие ресурсы. Когда я вспоминаю все то, что мы прошли за эти выборы, и вижу ситуацию сегодня, когда правая коалиция не может быть создана без нас, то считаю это большой победой. Тем более на фоне того, что «Новые правые» не прошли, Орли Леви, которой прочили 7-8 мандатов, тоже не прошла.

Куда ушел ваш мандат?

Секунду. Вспомните еще Фейглина, которого все прочили в «главную сенсацию выборов». В тех условиях, в которых мы вели борьбу – это безусловно огромный успех. А мандат наш ушел, я думаю, в «Ликуд». Главный аргумент людей, не голосовавших за нас, свидетельствовал о том, что обман сработал. Люди говорили, что не хотели рисковать своим голосом, который, как они опасались, может быть выброшен в мусорную корзину. Мы безусловно рассчитывали на большее, мы рассчитывали на семь мандатов, но нечистоплотная кампания, в том числе последнего дня, нанесла нам ущерб.

Вас не смущает тенденция? Было 15, потом 11, потом 6, теперь 5.

Меня не смущает эта тенденция. Меня гораздо больше беспокоит то, что касается будущего этой страны.

Мы поговорим о будущем, я спрашиваю о вашей партии.

Я говорю о том, что мы всегда придерживаемся принципиальных позиций, даже если они идут вразрез с нашими электоральными интересами. Я всегда придерживался принципиальных позиций, и неважно, какова была электоральная цена. Я считаю, что нам не хватает принципиальной дискуссии по существу. Важно не то, какие номера девушек были или не были в мобильном телефоне Бени Ганца, важно не то, что было в записке, написанной рукой Сары Нетаниягу. Мы боремся за идеи. В политике есть взлеты и есть падения. В тех условиях, в которых проходили эти выборы, речь идет о большом успехе.

Вы были одним из инициаторов повышения электорального барьера. Не жалеете об этом?

Ничуть. Это был абсолютно верный шаг. Кстати, арабы потеряли два мандата на этих выборах.

Они потеряли, потому что раскололись.

Если вы спрашиваете про электоральный барьер, то его повышение было абсолютно верным. Я бы считал правильным продолжить его повышение.

Несмотря на риск его не преодолеть?

Мы преодолеем любой электоральный барьер. Я убежден, что, если будут повторные выборы, то мы удвоим свое представительство. Повторить все эти манипуляции и обман будет уже невозможно. Как бы то ни было, сегодня я смотрю на требования, которые выдвигают все партии, и вижу, что никто ничего для общины русскоязычных израильтян не требует, – только НДИ.

Вы упомянули повторные выборы. Вам этот сценарий кажется реальным?

Он мне кажется нежелательным. С точки зрения интересов государства, конечно, правильно создать правую коалицию. Но правую, а не галахическую. Мы за правую, но не за галахическую коалицию. И список наших главных требований включает пять пунктов. Прежде всего, это решение вопросов пенсий. Я говорю о минимальной пенсии в размере 70% от минимальной заработной платы. Причем для всех.

Неважно сколько человек отработал?

Неважно сколько человек отработал, неважно откуда он приехал, неважно когда.

Любой человек, достигший пенсионного возраста, должен получать 70% от минимальной заработной платы. Так?

Абсолютно точно. При условии, конечно, что у него ее нет. Мы говорим о людях, получающих надбавку до прожиточного минимума. Если человек получает пенсию больше двадцати тысяч, ему надбавка не нужна. Но это наше первое и основное требование. Я слышал, что это будет стоить больших денег. Поверьте, это меньше, чем надбавки полицейским, которые обошлись в 20 миллиардов шекелей. Реформа «Хеврат хашмаль» обошлась в 7 миллиардов.

Вы знаете во сколько обойдется эта ваша реформа?

Да. Мы беседовали с представителями «Битуах леуми», у нас есть советник – бывший глава бюджетного отдела минфина. Мы подготовили подробную бумагу. Помимо того, что мы уже выбили – это еще примерно 2-2,3 миллиарда шекелей. При этом мы требуем, чтобы деньги, которые люди, пережившие Катастрофу, получают из Германии, не учитывались. Складывается абсурдная ситуация: люди получают деньги из Германии, а «Битуах леуми» их тут же вычитает. Переживших Катастрофу осталось совсем мало, к сожалению люди уходят каждый день, и надо обеспечить оставшимся достойную жизнь. Поэтому все германские деньги должны быть освобождены от налогов и не учитываться при оценке доходов.

Ясно. Какие еще требования?

Мы требуем запретить на законодательном уровне любое использование генетических проверок для установления еврейства, для бракосочетания, для бракоразводных процессов и так далее. Генетические проверки могут использоваться только по решению суда, не по решению раввината или какого-то отдельного раввина. Они в таких случаях говорят: «Мы только предлагаем». Но если ты отказываешься, ты сам себя хоронишь. Это из серии предложений, от которых нельзя отказаться. Так вот таких предложений больше быть не должно.

Третье требование: НДИ должна возглавить комиссию Кнессета по внутренним делам. Мы понимаем, что при нынешнем раскладе мы МВД не получим, но комиссия по внутренним делам должна быть в наших руках.

Четвертое условие: мы требуем свободу голосования по всем вопросам, касающимся религии и государства.

То есть, больше не будет комиссии, которая была в Кнессета прошлого созыва, где должны были решаться все эти вопросы.

Комиссия – это «лебедь, рак и щука». Взаимная нейтрализация.

И пятое?

Пятое – это закон о призыве. Вот наши требования.

В ходе прошлых коалиционных переговоров вы тоже представляли список требований из семи или восьми пунктов. В итоге получили два или три, и весьма логично объяснили, что у переговоров есть своя динамика, просите много, что-то получаете, что-то нет. Может и на сей раз то же самое?

Мы и на сей раз просим больше, но эти пять пунктов – это тот минимум, без которого мы присоединиться к правительству не сможем.

Иными словами, если не будут приняты эти пять требований, вы не присоединяетесь.

Нам будет очень трудно присоединиться к правительству, если эти пять пунктов не будут соблюдены.

Все пять?

Все пять. Если будут приняты 4,98, то мы готовы взвесить.

А если три или три с половиной?

Я не хочу вести переговоры через СМИ. Это пять пунктов, за которые мы будем бороться на переговорах. Всего есть пунктов 25, но эти пять кардинальные.

Вы можете распределить их по важности?

Я назвал их по важности.

Это означает, что закон о призыве наименее важен?

Нет, закон о призыве очень важен, но там я вообще не понимаю из-за чего весь сыр-бор. Закон был принят в первом чтении.

В первом чтении он был принят, исходя из того, что потом закон будут менять.

Нет, была четкая договоренность о том, что продолжается утверждение закона в его нынешнем виде. Нетаниягу собирался выносить закон на голосование в его нынешнем виде. Потом он использовал тот факт, что Лапид заартачился, чтобы распустить Кнессет.

То есть, причиной выборов закон о призыве не был.

Нет, он был поводом. Но когда еще в процессе утверждения закона я говорил с харедим, они не делали из этой истории большой драмы. Да, они голосовали против, но никаких сцен или правительственных кризисов на этой почве не было. Поэтому я не понимаю из-за чего весь сыр-бор. Закон прошел межминистерскую комиссию по законодательству, прошел первое чтение. Закон взвешенный, его цель не в том, чтобы навредить кому-либо или сделать что-то назло.

Ультраортодоксы заявляют, что готовы на принятие этого закона, если он будет «сбалансирован» законом о ценности изучения Торы.

Они требуют принятия разных законов, в том числе полного запрета работ по шаббатам, в том числе и необходимых для жизнеобеспечения. Они требуют, чтобы любая девушка, которая заявит о соблюдении кашрута и шаббата, будет освобождена от службы в армии.

Это не то, что происходит сегодня?

Если такая декларировавшая девушка вывесит в своем фейсбуке свои фотографии в субботу на пляже, то у нее будут серьезные неприятности. Сейчас это предлагают отменить. В общем, список законов, которые хотят принять ультраортодоксы, длинный, и я искренне надеюсь, что речь идет исключительно о газетных слухах, а не о реальном подтверждении их требований.

То есть, вы не готовы ни на какие изменения закона о призыве.

Я отлично знаю, каких изменений они требуют. Это означает выхолостить суть закона.

То есть?

Они говорят об отмене штрафов, об отмене квот, о том, что если йешива не выполняет квот, то их можно пересмотреть. И вообще, решение о квотах – это не закон, а решение правительства, которое легче изменить. Закон хотят выхолостить, мы на это согласиться не можем.

Вы упомянули требование получить руководство комиссией Кнессета по внутренним делам. Почему это так важно?

Это инструмент, позволяющий разбирать случаи произвола и ставить на место зарвавшихся чиновников. Возглавляя эту комиссию, ты имеешь право отчитываться, представлять документы. Иначе они просто тебя игнорируют.

Вы не упомянули министерские посты.

Если мы дойдем до обсуждения вопроса министерских портфелей, это не будет проблемой. Пока что мы совсем не там.

Если я правильно понимаю, то вы претендуете на министерство обороны, а также на министерство алии и интеграции.

Что касается министерства обороны, опять же все зависит от того, удастся ли договориться о сути дела. Я покинул правительство по принципиальным соображениям, и прежде, чем мы заговорим о портфелях, надо говорить о разногласиях. Нетаниягу выступает за соглашение с ХАМАСом, за урегулирование. Моя позиция состоит в том, что ХАМАС надо сокрушить. Пока что мы даже не приблизились к разговору о портфелях, идут очень сложные переговоры по сути дела.

Переговоры идут?

Все время. Есть формальные встречи, есть неформальные, но пока все очень сложно. Например, они не готовы на данном этапе дать нам свободу голосования по вопросам религии и государства. Они ведь понимают, что Лапид теперь каждую неделю будет выдвигать законы о транспорте по субботам, о гражданских браках и так далее.

Как вы проголосуете?

Конечно – за.

С оппозицией?

Безусловно. Мы говорим это честно, открыто, никого не хотим обманывать.

Можно понять, что Нетаниягу не в восторге от того, что не будет коалиционной дисциплины.

Именно поэтому мы хотим договориться еще до формирования коалиции о том, что нам будет предоставлена свобода голосования по этим вопросам.

Вы говорите о свободе голосования по вопросам религии и государства. Вы со своей стороны готовы обещать, что не будете выдвигать спорные законы?

Мы вообще не выдвигаем спорные законы.

Кто может гарантировать, что завтра вы не представите например закон о гражданских браках?

То, что мы предлагаем, как правило, находится в рамках консенсуса. Возьмите тему гиюра. Премьер-министр назначил комиссию во главе с Моше Нисимом. Эта комиссия в июле 2018 года представила свои выводы и рекомендации. С тех пор я требую вынести их на обсуждение и утверждение. Ни в какую. Моше Нисим – не человек НДИ. Он явно не из тех, кто ненавидит ультраортодоксов и иудаизм. Аналогичная ситуация с дискуссией по поводу Стены Плача. Есть проект Щаранского, разработанный комиссией, которую назначил Нетаниягу. Под давлением харедим все заморожено.

Но я спрашиваю еще раз: будут ли от вас исходить законопроекты, которые не будут приемлемы для право-религиозной коалиции?

Мы никогда не пытаемся усложнять жизнь. Мы считаем, что главной целью должно быть создание правой коалиции. Но это не может быть коалиция, построенная на одностороннем диктате ультраортодоксов. Так не может формироваться коалиция.

Сейчас говорят о том, что в первые же недели работы новой коалиции будет принят закон о преодолении вето БАГАЦа. Какова ваша позиция?

Мы принципиально поддерживаем такое предложение, даже выдвигали соответствующий законопроект. Но только после того, как будет принят закон о призыве. Не раньше.

То есть, если сначала вынесут на голосование «пискат итгабрут», то вы голосуете против?

Безусловно.

Каково ваше отношение к поправке к закону об иммунитете (ограничивающему возможность передачи в суд дела против Нетаниягу)?

Я считаю, что этот закон не нужен, так как иммунитет есть у депутатов и так, но мы не имеем принципиальных возражений и будем поддерживать позицию коалиции.

Есть много разговоров о возможном объединении «Ликуда» и НДИ, о том, что за кулисами идут переговоры на эту тему.

Об этом говорили на протяжении последнего года перед выборами. Это разговоры, достоверность которых находится на том же уровне, что и опросов, по которым НДИ не проходит электоральный барьер.

Иными словами, вы нам однозначно говорите: НДИ не объединится с «Ликудом». Так?

Никакого смысла нет в таком объединении. Слишком разное ДНК у партий.

Смысл может быть в том, чтобы войти в «Ликуд», когда Нетаниягу сойдет со сцены и побороться там.

Еще раз повторяю: слишком разный ДНК у наших партий. ДНК сегодняшнего «Ликуда» не имеет ничего общего ни с ревизионистским движением, ни с Жаботинским. Есть слишком много противоречий между нашими партиями, я не вижу базы, возможности для такого союза.

В прошлом Кнессете действовал «норвежский закон», на основе которого вы покинули парламент, оставшись министром. Поступите так и на сей раз?

Если будет «норвежский закон», то безусловно. В настоящий момент он не действует, и повторное принятие его не является одним из наших кардинальных требований. Но если он будет принят, то повторим то, что было в Кнессете 20-го созыва.

Есть мнение, которое озвучивают некоторые представители «Ликуда», что вы не очень хотите входить в коалицию, а предпочитаете, разыграв антирелигиозную карту, пойти на повторные выборы в расчете на увеличение представительства.

У нас позади две непростые предвыборные кампании: муниципальная, которая была очень удачной, а потом кампания выборов в Кнессет. Не думаю, что с точки зрения государства выгодно, чтобы мы отправились на еще одни выборы. Что касается меня лично, то я не очень воодушевлен идеей о третьей за год предвыборной кампании. (смеется) Совсем не воодушевлен. Но назвался груздем – полезай в кузов. Мы будем бороться за выполнение наших требований, за создание правой коалиции, но не любой ценой. Большая часть этой коалиции вообще не правые и никакого отношения к правому мировоззрению не имеют. Соглашения Осло были утверждены только благодаря ШАС. Гафни по его взглядам гораздо ближе к Шели Яхимович, чем ко мне. Лицман был одним из организаторов «вонючего трюка» во времена Переса и Шамира, чем горд до сих пор. Эти люди задают тон в будущей коалиции. Сегодня блок религиозных и ультраортодоксальных партий насчитывает 22 депутата, и у них есть явное намерение просто отбросить меньшинство в сторону и игнорировать его.

Но и вам сложнее. В прошлом Кнессете вы остались в оппозиции, зная, что есть 61 депутат и без вас. Сегодня без вас нет коалиции.

Безусловно сложнее. Безусловно ответственность больше. Будем действовать ответственно. Я хочу понять, насколько позиции ультраортодоксов тверды. Сегодня они говорят, что не готовы на закон о запрете использования ДНК. Я говорю: «В таком случае, не начинайте переговоры, на этом можно остановиться». Не готовы – ну, значит пойдем на выборы в третий раз.

Вы в этом «бизнесе» давно. Ваша оценка – будет коалиция, удастся договориться?

Я надеюсь на победу здравого смысла. Проблема в том, что у ультраортодоксов, у всего этого лагеря сейчас явное опьянение от успеха. Они чувствуют, что Нетаниягу без них не может, что он не может взять «Кахоль Лаван» в коалицию, так как они не дадут ему провести закон об иммунитете. И чувствуют, что все зависит от них.

Кстати, о вас говорили, как о человеке, который может свести в одну коалицию «Ликуд» и «Кахоль Лаван» без харедим.

Я не вижу такой возможности. Это будет взаимная нейтрализация, и, как пел Высоцкий, общеукрепляющий бег на месте. Невозможно будет сдвинуться ни в одну сторону. Нужна правая коалиция. Но оценивать шансы на успех переговоров я не берусь. Если люди протрезвеют, то удастся договориться. Если здравый смысл откажет и опьянение успехом будет продолжаться, то можем пойти и на выборы. Времени осталось не так много.

Новый командующий КСИР в Иране грозится уничтожить Израиль за три дня

Отношения между Израилем и Ираном обещают стать еще более напряженными. Корпус стражей исламской революции и раньше находился под командованием человека с радикальными взглядами, однако новый командир его переплюнул.

Духовный лидер Ирана Али Хаменеи назначил 21 апреля нового командующего Корпусом стражей исламской революции (КСИР). Им стал генерал Хусейн Салами, известный своими радикальными взглядами и резкими высказываниями против Израиля. В частности, заверениями о способности Ирана в течение трех дней уничтожить еврейское государство «еще до того, как США успеют прийти сионистам на помощь». «У вас не найдется достаточно могил, чтобы похоронить всех своих мертвых», — добавил он. Летом 2018 года Салами заявил: «Израиль находится под угрозой огня на севере и на юге. Сионистам некуда бежать, кроме как в море».

КСИР — это иранское военно-политическое формирование, созданное в 1979 году из военизированных отрядов исламских революционных
комитетов. Оно принимало активное участие в ирано-иракской войне, а также в создании террористической организации Хизбалла. Официально является частью иранских вооруженных сил.

По словам доктора Раза Цимта, специалиста по Ирану из Института исследования национальной безопасности, Салами известен экстремистскими и бескомпромиссными позициями в отношении внешних врагов Ирана – США и Израиля. «Это назначение неудивительно и соответствует духу предшественника Салами на посту – генерала Мухаммада Али Джафари», — сказал Цимт 22 апреля в интервью порталу Ynet.

В течение длительного периода Салами занимал должность заместителя Джафари, так что между ними сформировались хорошие отношения. Напомним, что Джафари командовал КСИР с 2007 года.

Шесть лет назад Салами заявил, что Израиль ведет против Ирана психологическую войну, потому что знает, что не сможет защититься в случае иранской атаки. «У сионистского образования нет стратегической глубины и слабая способность к самозащите, а военное снаряжение не подходит для ведения крупномасштабных продолжительных войн», — заявил иранский генерал.

По словам доктора Цимта, Салами представляет самое ястребиное крыло в иранской верхушке. «Он открыто призывает к уничтожению Израиля, хотя важно отметить, что такая позиция не редкость в иранском руководстве. Ее придерживаются и аятолла Хаменеи, и бывший командующий КСИР Мухаммад Али Джафари», — рассказал специалист по Ирану.

Тем не менее доктор Цимт успокоил израильтян. «Израилю нечего опасаться нового назначения, — сказал он. – Джафари и Салами согласны по большинству вопросов, поэтому новое назначение не предвещает никаких драматических изменений».

Доктор добавил, что новое назначение было ожидаемо и не свидетельствует о каких-то внезапных и экстраординарных перестановках в иранской верхушке.

Вместе с тем стоит отметить, что назначение было сделано через 2 недели после того, как США внесли КСИР в список террористических организаций и наложили на него санкции.

КСИР играет важную роль в иранской экономике, в связи с чем влияние американских санкций может иметь гораздо более серьезные последствия для всей страны, чем если бы санкциям подверглась обычная террористическая организация. В частности, санкции против КСИР отразятся на сотрудничестве иранских структур с зарубежными компаниями.

Напомним, что, объявляя о введении санкций против КСИР, президент США Дональд Трамп сказал, что тот, кто имеет деловые контакты с КСИР, по сути финансирует террор.

На сегодняшний день КСИР включает в себя 125.000 военнослужащих разных родов войск. Подразделение Силы Кудса под командованием генерала Касема Сулеймани считается элитной бригадой, отвечающей за операции КСИР за пределами Ирана.

Коалиционные переговоры между Ликудом и НДИ: таинственные, долгие и сложные

На повестке дня наиболее важные вопросы, а переговоры простыми не будут. Официальные коалиционные переговоры начались со встречи между переговорными группами «Ликуда», формирующего коалицию, и НДИ, претендующего на участие в ней.

Со стороны «Ликуда» переговорный процесс ведет Ярив Левин, в НДИ за коалиционные переговоры отвечает Одед Форер.

Вчера Левин сказал, что переговоры будут «трудными, долгими и полными препятствий». Сегодня эту мысль в несколько смягченном варианте повторил Одед Форер по окончании встречи с группой «Ликуда» в «Кфар-Маккабие» в Рамат-Гане. Он отметил, что переговоры будут «непростыми, запутанными и долгими».

Как говорится в сообщении НДИ по итогам первого раунда, «в ходе встречи, которая прошла в дружественной обстановке, переговорная группа НДИ озвучила требования в сферах безопасности, алии и интеграции, а также взаимоотношений религии и государства, необходимые для присоединения к будущему правительству. Стороны условились вновь встретиться в самое ближайшее время для продолжения коалиционных переговоров».

Содержание требований не разглашается. Известно, что основным камнем преткновения на переговорах является требование Либермана о том, чтобы закон о призыве ультраортодоксов был принят в том виде, в каком прошлый Кнессет утвердил его в первом чтении. Согласно той формулировке, вводятся квоты на призыв ешиботников, которые будут увеличиваться с каждым годом, а не соблюдающие их ешивы должны лишаться финансирования.

Вместе с тем, ультраортодоксальные партии, набравшие в совокупности 16 мандатов, заявляют, что евреи, сделавшие изучение Торы своим образом жизни, будут заниматься этим без опасений, что их призовут в армию. Дело осложняется тем, что как без 16 мандатов ультраортодоксов, так и без пяти мандатов НДИ у Нетаниягу практически нет шансов составить коалицию, не заключая союза с левыми партиями.

Вместе с тем, как отмечают многие комментаторы в интернете, требование о призыве ультраортодоксов для электората НДИ, возможно, не так важно, как другие вопросы, касающиеся благосостояния репатриантов, особенно пожилых. В частности, на предвыборных лозунгах партии «Наш дом Израиль» новый кандидат в депутаты, бывший журналист Евгений Сова обещал «позаботиться о наших родителях». В связи с этим многие задаются вопросом о том, каковы «социальные» требования НДИ на коалиционных переговорах. Кроме того, актуальны и оборонные вопросы – и прежде всего реакция на поведение ХАМАСа в Газе, поскольку в этом вопросе премьер-министр явно предпочитает умеренность решительности, и именно эта умеренность во многом стала причиной ухода Либермана с поста министра обороны в прошлом созыве и развала правительства.

Сделка века: палестинцам предложат всего лишь автономию

Похоже, что израильско-палестинскому конфликту не суждено благополучно разрешиться в ближайшем будущем. Газета Guardian опубликовала обращение бывших высокопоставленных политиков ЕС, в котором те призывают не поддерживать план президента США

Американская газета Washington Post сообщила в ночь на 15 апреля новые подробности программы американской администрации по израильско-палестинскому урегулированию. Журналисты газеты утверждают, что в так называемой «сделке века» не будет содержаться требование о создании независимого палестинского государства. Палестинцам, таким образом, будет предложена только автономия.

Параллельно британская Guardian опубликовала обращение бывших высокопоставленных европейских политиков, которые выступили с осуждением программы Трампа, назвав ее «непропорциональной и пренебрегающей интересами палестинцев».

Washington Post цитирует источники, приближенные к группе Джерада Кушнера, высокопоставленного советника американского президента, который руководит формулировкой «сделки века». Согласно этим источникам, программа Трампа свяжет мирное урегулирование и экономическое развитие ПА с признанием Израиля умеренными арабскими государствами и закреплением статус-кво относительно нынешнего определения палестинского руководства в Иудее и Самарии как автономии, а не как независимого государства.

Это сообщение, по сути, подтверждает утверждения в этом направлении, уже публиковавшиеся в арабских СМИ.

Washington Post сообщает также, что программа будет опубликована весной или в начале лета 2019 года. Это утверждение также совпадает с сообщением на минувшей неделе новостного агентства Reuters, где утверждалось, что американская программа будет опубликована только после того, как Биньямин Нетаниягу завершит формирование своего нового правительства.

В газете Guardian, между тем, утверждается, что в Европейском союзе все четче слышны голоса, призывающие ЕС не поддерживать программу Трампа, обвиняя ее в одностороннем подходе и пренебрежении интересами палестинцев. Британские журналисты цитируют фрагменты обращения, подписанного 25 бывшими министрами европейских стран. Среди подписавших есть и шесть бывших премьер-министров ЕС, а также двое бывших секретарей НАТО.

В этом письме его авторы призывают ЕС не принимать любую программу, которая не будет включать в себя создание палестинского государства
параллельно с Израилем, а также не определяет Иерусалим в качестве столицы двух государств. «Настало время, когда Европа четко поддержит основные принципы, на которых строится израильско-палестинское мирное урегулирование, — говорится в обращении. – К сожалению, нынешнее руководство США отдаляется от традиционной позиции прошлых американских администраций по этому вопросу».

Как ранее сообщали «Вести», в Израиле нарастает беспокойство по поводу «сделки века» — всеобъемлющего плана мирного урегулирования, который администрация Дональда Трампа планирует обнародовать в ближайшее время. Информированный источник сообщил газете «Едиот ахронот», что Иерусалим в готовящемся плане может получить особый статус — «столица двух государств», что призвано успокоить палестинцев и стимулировать их желание возобновить переговоры о постоянном урегулировании.

Администрация Махмуда Аббаса (Абу-Мазена) бойкотирует любые условия Вашингтона и демонстративно отказывается от контактов с США после того, как в декабре 2017 года Дональд Трамп объявил о признании Иерусалима столицей еврейского государства и дал старт переводу американского посольства из Тель-Авива в Иерусалим.

По словам источника «Едиот ахронот», Трамп крайне заинтересован в реализации «сделки века», к которой подходит скорее как бизнесмен, нежели как политик. После произраильских шагов он хочет сделать шаг и навстречу палестинцам (а точнее — всему арабскому миру) — допустить возможность объявления Иерусалима как столицы Израиля и независимого палестинского государства. Скорее всего это будет только декларация, но для арабского мира она настолько же важна, насколько неприемлема для Израиля.

Если подобные предположения обоснованны, то включение статуса Иерусалима в контекст предстоящего урегулирования серьезно осложнит израильско-американские отношения. Биньямин Нетаниягу ранее давал понять, что Иерусалим при любом раскладе останется единой и неделимой столицей Израиля. С другой стороны, Нетаниягу будет сложно противодействовать «сделке века» после дружеских шагов, которые администрация Трампа сделала для укрепления позиции Израиля.

Источник считает, что Биньямин Нетаниягу попытается оказать воздействие на позицию Белого дома, а если его усилия не увенчаются успехом, то попросит отложить публикацию «сделки века».

По заявлению источника, при формировании плана мирного урегулирования администрация США исходит из трех принципов:

— каждая из договаривающихся сторон должна выразить готовность к компромиссу;
— односторонние уступки исключены;
— каждый, кто выходит из переговоров, должен знать, что следующий раунд будет менее выгоден для него.

Это также классическая бизнес-модель переговоров: «Берите сейчас, дальше будет только хуже».

В Иерусалиме и Вашингтоне не было официальной реакции по данному поводу. Вместе с тем подчеркивается, что американский посол Дэвид Фридман дал понять, что намерен противодействовать любым попыткам «дать палестинцам необоснованные обещания».

Трамп обрисовал Нетаниягу, чем обернется сотрудничество Израиля с Китаем

Сближение с Китаем может стоить Израилю дружеских отношений с США. Президент США Дональд Трамп предостерег премьер-министра Израиля Биньямина Нетаниягу от слишком тесного экономического сотрудничества с Китаем. В противном случае, по словам Трампа, может пострадать американо-израильские отношения.

Об этом сообщил корреспондент «Хадашот-13» Барак Равид со слов высокопоставленных израильских чиновников, занимавшихся подготовкой встречи Нетаниягу и Трампа в Вашингтоне 26 марта.

В течение последних месяцев при контактах с израильтянами американцы неоднократно и на разных уровнях поднимали «китайскую тему». Так, вопросы, касающиеся делового сотрудничества между Израилем и КНР обсуждались в начале января во время встречи Нетаниягу и советника президента США по нацбезопасности Джона Болтона и поднимались несколько раз в ходе бесед израильского премьера с госсекретарем США Майком Помпео.

В Вашингтоне выражают недовольство тем, что китайские компании получают рычаги влияния на израильскую инфраструктуру и экономику. Например, китайская корпорация SIPG (Shanghai International Port Group) построит новый морской порт в Хайфе и будет им управлять, а новый порт в Ашдоде возводит китайская компания PMEC (Pan Mediterranean Engineering Company Ltd). А в Ход-ха-Шароне под покровом секретности и под крышей фирмы «Тога Нетворкс» действует филиал китайской хайтековской компании Хуавей (Huawei), пытающейся наладить связи и увеличить свои инвестиции в израильские фирмы, специализирующиеся на технологии и связи.

С американцами согласны и израильские силовики. Так, в начале января нынешнего года глава Службы общей безопасности Израиля Надав Аргаман назвал экономическую и технологическую экспансию КНР «новой угрозой для безопасности Израиля».

В ходе контактов с американцами Нетаниягу обещал им провести через правительство решение о создании механизма регулирования китайской деловой активности и даже дважды обсуждал эту тему на совещании кабинета, однако никаких конкретных решений по результату этих обсуждений принято не было.

Источники объяснили это внутренними разногласиями, возникшими при разработке этого механизма как в самом Министерстве главы правительства, так в МИДе и Минфине.

При этом собеседники журналиста отмечают, что слова Трампа по поводу влияния на американо-израильские отношений расширяющегося сотрудничества между Израилем и Китаем были произнесены не в ультимативной форме, а в виде вопроса. По их словам, задавая этот вопрос, президент США напомнил Нетаниягу, что расширение сотрудничества между Иерусалимом и Пекином может ударить по военному сотрудничеству между США и Израилем.

Израиль официально побил рекорд Ирана

13 лет назад Иран отобрал рекорд у Израиля, но теперь он возвращен. Команда израильских и европейских спелеологов совершила повторное измерение самой длинной пещеры в Израиле и обнаружила, что ее длина составляет 10 километров. Для сравнения – длина иранской соляной пещеры, ранее считавшейся самой большой в мире, составляет всего 6,5 километра.

Горный массив Сдом (Содом), расположенный в южной части Мертвого моря, специалисты исследуют уже несколько десятилетий. В этих отложениях, практически полностью состоящих из каменной соли, на сегодня обнаружено 150 пещер. Впервые они были осмотрены в 80-х годах прошлого века специалистами под руководством профессора Амоса Фрумкина из Института наук о Земле, директора центра спелеологических исследований.

При этом была обнаружена огромная соляная пещера протяженностью свыше 5,5 километра. Она получила название «пещера Мальхам». Это стало уникальным открытием, так как другие соляные пещеры имели в длину лишь несколько сотен метров. Пещера закрыта для широкой публики, для ее посещения требуется сопровождение спелеолога.

В 2006 году появилось сообщение, что расположенная в Иране пещера на целый километр длиннее, поскольку у нее обнаружилось ответвление длинной 800 метров. Однако израильские спелеологи не прекращали своей работы. К ним присоединились специалисты из Болгарии, Франции, Румынии, Великобритании и Чехии. Исследования поддержала Европейская спелеологическая федерация. И вот успех – длина измеренной части пещеры в районе Мертвого моря оказалась равна 10 километрам! И это при том, что ее отдельные участки еще не исследованы.

Йоси Коэн провел встречу с главой суданской разведки Салахом Гошем

Глава Моссада Йоси Коэн провел встречу с главой суданской разведки Салахом Гоши в Мюнхене, где оба деятеля участвовали в конференции по безопасности. В эксклюзивном материале, опубликованном лондонским сетевым изданием Middle East Eye, сказано, что встреча была организована египтянами при поддержке Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов.

Источник в системе безопасности Судана сообщил изданию, что в арабских умеренных странах — Саудовской Аравии, Эмиратах и Египте — считают Гоша «своим человеком» и заинтересованы в том, чтобы он стал президентом вместо Омара аль-Башира.

В Хартуме происходят народные выступления против президента Башира, и по словам источника, «есть консенсус, что он уйдет, лишившись поддержки в правящей партии в армии». «Сражение идет о преемнике, — подчеркнул суданский военный. — У Гоша есть сильные связи с саудовцами, египтянами и Эмиратами. Они хотят, чтобы Башир ушел, а его место занял их человек».

Встреча Гоша с главой Моссада им понадобилась, чтобы заручиться поддержкой Соединенных Штатов, полагает источник. «Израиль считается их союзником, который может продувинуть их план в Вашингтоне».

Впрочем, посредничество Израиля в деле «возведения на престол» Салаха Гоша, возможно, не так уж и важно. Middle East Eye сообщает, что Гош сотрудничает с ЦРУ еще с начала 2000-х годов, когда война с «Аль-Каедой» была в разгаре. Он ездил в США в 2005 году, когда Судан считался спонсором терроризма.

Издание подчеркивает, ссылаясь на интервью израильского представителя каналу «Хадашот 13», что Моссад выполняет роль МИДа, когда речь идет о странах, с которыми у Израиля нет дипломатических отношений.

В конце ноября израильские СМИ сообщили, что Израиль прилагает усилия к установлению отношений с Суданом. Передвавали также, что после того, как в 2015 году Судан прервал связи с Ираном и сблизился с суннитской осью, Израиль лоббировал интересы Хартума на Западе, убеждая Евросоюз списать огромные долги Судана.
Руководители суданской правящей партии тотчас опровергли информацию о подобных контактах и подчеркнули, что не может быть установления дипотношений с Израилем без решения палестинской проблемы.
Вместе с тем в конце января суданские власти разрешили пролететь над Южным Суданом самолету, в котором Нетаниягу возвращался из Чада. Воздушное пространство над Южным Суданом контролирует Хартум.

Компромат в Израиле вышел на новый уровень развития

В Израиле есть немало политиков, которым секс-компромат стоил карьеры. При этом о былых прегрешениях нередко забывают сразу после отставки героя сексуального скандала.

История, в которую попал Бени Ганц (Кахоль-Лаван),имеет шанс стать одним из самых скоротечных секс-скандалов: похоже, слитым на него компроматом никто серьезно заниматься не намерен. Однако это вовсе не гарантирует того, что в какой-то момент о сексуальных домогательствах со стороны экс-главы генштаба не вспомнят еще какие-то женщины. Особенно в том случае, если он победит на выборах и займет пост главы правительства.

Секс-компромат нередко работает эффективнее всех подозрений в коррупции или провалов в руководстве военными операциями. Как правило, отставки тех, кто замешан в таких скандалах, следуют еще до того, как официальная жалоба доходит до полиции. Общественное мнение выносит приговор мгновенно. И так же быстро приводит его в исполнение.

Сильван Шалом, например, ушел в 2015 году с поста вице-премьера и главы МВД на волне сексуального скандала. Вслед за первой «пострадавшей» появились еще 10, которые рассказывали в СМИ о том, как стали жертвой домогательств со стороны Шалома. В итоге политик объявил об отставке и снял кандидатуру на пост президента Израиля. Скандал сразу же утих, а затем было объявлено, что состава преступления в действиях Сильвана Шалома не выявлено.

 

После секс-скандала Шалом был оставлен и супругой

После секс-скандала Шалом был оставлен и супругой

Экс-депутат кнессета и министр Меир Шитрит, который также участвовал в выборах президента Израиля, был обвинен в сексуальных домогательствах к своей домработнице. По ходу «выяснилось», что Шитрит имел отношения и с другими женщинами. Но после того как Шитрит проиграл выборы и ушел в отставку, это сразу всех перестало интересовать. Дело до суда не дошло.

 

В конце 2013 года «сигнал» поступил на Гидеона Саара, занимавшего тогда пост главы МВД. Его обвиняли к домогательствах с сотрудницам кнессета и «еще ряду знаменитых израильтянок». В ноябре 2014 года Саар подал в отставку и ушел из политики (он вернулся через три года). Хотя тогдашний генеральный комиссар полиции Йоханан Данино и решил начать проверку по подозрениям в секс-домогательствах, дело было закрыто.

 

Журналист Инон Магаль, получивший шестое место в списке Еврейского дома и ставший депутатом кнессета, вскоре после избрания угодил в сексуальный скандал.

 

Инон Мааль. Фото: Цвика Тишлер (Photo: Zvika Tishler)

Инон Мааль. Фото: Цвика Тишлер

Его бывшая коллега по Walla написала в Facebook о домогательствах со стороны Магаля на прощальной вечеринке, устроенной в его честь.  Скандал стоил Магалю политической карьеры. Дело было закрыто менее чем через год.

 

Ури Саги, бывший глава военной разведки, в 2012 году попал в секс-скандал сразу же, как объявил о намерении побороться за пост председателя Аводы, тогда возглавляемой Шели Яхимович. Тогда сообщалось, что некая женщина сообщила Яхимович, будто «Ури Саги изнасиловал ее 45 лет назад».

 

Яхимович решила не передавать дело в полицию. Но Саги исчез из политики. Позже отставной генерал сказал: «Проливать кровь можно по всякому, Шансов быть ликвидированным на поле боя гораздо меньше, чем в политике».

 

В мае 2017 года депутата кнессета Нисана Сломянски в течение четырех часов допрашивали в отделе «Лахав-443» в Лоде по подозрению в сексуальных домогательствах к двум женщинам. Хотя жалобу в полицию обе подавать отказались, секс-скандал разрушил карьеру политика.

 

Секс-компромат запускается в действие не только на высшем эшелоне израильской политики. С его помощью, например, убираются конкуренты на муниципальном уровне, в секс-скандалы «внезапно» попадали кандидаты на посты начальника и заместителей генштаба ЦАХАЛа, генинспектора полиции, других ответственных постов.

 

Самым громким секс-скандалом в итории Израиля стал тот, в которых попал экс-президент Моше Кацав, в итоге признанный виновным и осужденный на 7 лет лишения свободы.

Добавим также, что Бени Ганц подал судебный иск о клевете на 500.000 шекелей против Навы Джейкобс, заявившей о сексуальных домогательствах с его стороны.

Бывшая израильтянка Нава Джейкобс (Яаков), живущая в США, опубликовала пост в соцсети Facebook и рассказала о событиях, якобы происходивших более 40 лет назад в в школе-интернате «Ха-Кфар ха-Ярок» (неподалеку от Рамат ха-Шарона), где она тогда училась.

В исковом заявлении Бени Ганца сказано, что «вся публикация от начала до конца является грубым вымыслом и ложью». Рассказ женщины назван «кровавым наветом». Подчеркивается, что истец не помнит какого-либо знакомства с ответчицей.

Юридическая революция и демократия в Израиле: 11 судей против народа

БАГАЦ собирается обсудить вопрос о несоответствии закона о еврейском характере государства Основному закону о свободах и достоинствах человека. Но не противоречит ли само это обсуждение нормам демократии?

Недавно председатель Верховного суда Эстер Хают сообщила о намерении Высшего суда справедливости (БАГАЦ) созвать заседание в расширенном составе при участии 11 судей для обсуждения апелляций по вопросу несоответствия основного закона о национальном характере государства Израиль — основному закону о свободах и достоинстве человека. Такое заседание может сильно повлиять на равновесие ветвей власти.

Это не первая назревающая юридическая революция в Израиле. Бывший председатель Верховного суда Аарон Барак в свое время принял решение, что любые основные законы имеют приоритет перед обычными, и на основании их суд может отклонять законы, не соответствующие основным. Это решение изменило устоявшиеся правила игры. С тех пор Верховный суд смог отбраковывать законы, принятые кнессетом.

Таким образом Аарон Барак дал возможность израильским судьям определять порядок ценностей в стране в соответствии со своими политическими убеждениями. А депутаты кнессета, избранные народом, обязаны были этим судьям подчиняться. Поэтому хрупкое равновесие между законодательной и судебной ветвями власти было подвергнуто серьезному испытанию.

Решение Верховного суда обсудить закон о национальном характере государства Израиль – это подготовка к удару по израильской демократии. Даже в случае, если апелляции против данного закона будут отклонены, судьи продемонстрируют гражданам, что они вправе обсуждать аннулирование одного основного закона на основе другого основного закона – и все это основываясь на произвольном личном мнении судей.

Сама мысль о том, что судья вправе отменить основной закон – крайне разрушительна, ведь тогда судьи смогут делать с любыми законами
все, что им придет в голову, вообще не считаясь с народными избранниками. Таким образом, судебная ветвь власти окончательно подомнет под себя законодательную и исполнительную. После такого прецедента у Верховного суда не останется никаких преград. В его власти, например, будет отменить само понятие «Параграф о преодолении ограничения» («пискат ха-итгабрут»), ограничивающее полномочия БАГАЦа. Речь идет о параграфе, позволяющем кнессету принимать законы большинством в 61 голос на ограниченный срок в 4 года даже в случае, если по мнению БАГАЦа эти законы противоречат какому-либо основному закону.

Если Верховный суд пройдет этот путь до конца, то у депутатов кнессета, по сути представляющих народ, не останется никакого другого выбора, кроме как отказаться от выполнения требований Верховного суда – то есть совершить тот самый шаг в пропасть, который приведет государство к полной анархии.

Юридический форум, долгие годы работавший над изменением израильской юридической структуры и укреплением равновесия между ветвями власти, надеется, что у судей Верховного суда хватит благоразумия избежать ситуации, которая может привести к таким непоправимым последствиям, и отменить запланированное заседание (дата которого пока не ясна). Пока еще не поздно.

Напоследок важно отметить, что судьи БАГАЦа приняли решение созвать судьбоносное заседание в расширенном составе, в количестве 11 судей. Интересно, не связана ли такая арифметика с тем фактом, что на сегодняшний день в Верховном суде пятеро судей придерживаются консервативных взглядов, и они окажутся в меньшинстве?

Выборы-2019 в Израиле: как праймериз стали тормозом на пути к демократии

Внутрипартийные выборы стали преградой на пути в кнессет новых перспективных политиков

Многие упрекают израильские партии в недостаточной демократичности, указывая на отсутствие праймериз (внутрипартийных выборов) при формировании предвыборных списков. Вместе с тем нет никакой уверенности, что праймериз более эффективны, чем их отсутствие.

В канун выборов в кнессет XXI созыва праймериз будут проводиться всего в трех партиях — Ликуде, Аводе и МЕРЕЦе. В них примут участие около 200.000 партийцев.

Для того чтобы получить высокое место в предвыборном списке, кандидатам требуется каким-то образом напомнить о себе — создавать штабы,
нанимать советников, проводить встречи, размещать рекламу в СМИ и соцсетях. А все это деньги. И очень немалые.

Поэтому главная проблема, которую приходится решать кандидатам, — где взять средства. Закон ограничивает спонсирование предвыборных кампаний. Сумма пожертвования не может превышать 11.370 шекелей от частного лица, а организациям спонсировать кандидатов запрещено вовсе.

Помимо этого, устанавливается максимальный уровень расходов на предвыборные кампании, а кандидат обязан отчитаться о своих тратах.

Особенно сложно приходится тем, кто баллотируется впервые. Если действующие депутаты кнессета имеют право на субсидии от государства, то новичкам приходится брать ссуды, которые могут быть погашены (в случае избрания депутатом), а могут и не быть (в случае провала на выборах).

Из-за серьезных экономических трудностей многие перспективные кандидаты либо оказываются в заведомо проигрышном положении, либо вовсе отказываются от участия в праймериз. Это препятствует омоложению и обновлению депутатского корпуса. В немалой степени — из-за праймериз, которые по своей сути и являются желательным демократическим процессом.

Не следует забывать и то, что действующие депутаты и министры имеют преимущество над новичками в силу своей известности. Им проще находить спонсоров, у них есть нужные связи и административный ресурс.

Анализ праймериз, проводимых в Ликуде и Аводе в 2008-2015 годы, показывает, что в их ходе переизбирались 83-85% действующих депутатов. При этом обновление проходило в основном за счет забронированных мест для представителей тех или иных секторов, а также за счет естественной убыли депутатов со стажем.

Если демократия предусматривает равенстство возможностей, то праймериз под это определение подпадают вряд ли. Изменить ситуацию можно только соответствующими поправками в законодательство, отменяющими дискриминацию новых кандидатов (например, назначив одинаковое финансирование всем кандидатам), но сложно поверить, что люди, пробившиеся в кнессет, захотят рубить сук, на котором сидят.